Дневник Бестии
В любом аду есть своя богиня.
Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

Дневник БестииПерейти на страницу: « предыдущуюПредыдущая | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | следующуюСледующая »


четверг, 11 мая 2017 г.
Тест: Fetishizm time.[Сборный... ТвОЯ бЕсТиЯ 20:44:04
­Тест: Fetishizm time.[Сборный]
Джузо Сузуя.


­­
Думаю те, кто знают, чего нет у Джузо, поймут, почему он в этом сборнике.
- Здесь стаф, свора, биксы, тусы, виски, тачки и биты. Здесь жарко так, что дымит чердак, а руки бармена трюкачи~, - в голове уже на протяжении нескольких дней крутилась одна и та же песня, которая порядком тебе надоела. Но не напев других песен, не переключение на какое-нибудь дело не помогало, поэтому практически пришлось просто смериться. И тихо ругаясь, ты все равно непроизвольно напивала ее.
Помешав ложкой желтоватую массу на сковородке, тут же перекладываешь содержимое в большую миску. Пристальным взглядом, уставившись на это, сравниваешь с картинкой в книжке и видимо ты поняла, что это, хоть и отдаленно, похоже на то, что должно было получиться. Удовлетворенно кивнув, перелистываешь страницу и читаешь написанный текст.
- "Вмешайте чайную ложку апельсиновой цедры и 1 столовую ложку ликера Grand Marnie." - плавным движением передвинувшись в сторону, с трудом дотянувшись до верхних полок, достаешь бутылку с терпким содержимым - А руки бармена трюкачи~. Аааа! Да, хорош, блин! Задолбала уже! - несколько раз ударив свободной рукой по голове, вспоминаешь, что нужно продолжить с изготовлением десерта.
Скрежеща зубами, ты все-таки налила написанные ингредиенты и стала перемешивать, доводя до однородной массы. Затем туда были влиты яичные желточки, и засыпана ваниль с какао и все вновь было перемешано. Заранее приготовленное безе покоилось в холодильнике до этого часа и, призвав последнего воина на поле боя, ты закончила с приготовлением массы, которая честно говоря, выглядела как... хотя так и должно быть.
- Теперь на моем пути осталась только ты... - твои глаза медленно закрылись, а руки сжались в кулаки - Я тебе не проиграю, чертова духовка!
Указав пальцем, на сей бедный предмет кухни, после своей воодушевленной тирады, на твоем лице появился оскал будущей победы.
Быстро заполнив мафины приготовленной шоколадной смесью для суфле, с яростным взглядом ты открыла дверцу и положила их запекаться при адской температуре в двести градусов Цельсия. Они должны были пройти это испытание ради тебя, ради своего создателя, чтобы стать совершенными им нужно постараться. Они не имеют право тебя подвести!
- Ты забрала у меня слишком многих, - подняв глаза к потолку, твоя правая рука легка в районе сердца и вытерев наигранную слезу, ты продолжила - Мраморный кекс, фруктовый пирог, торт Наполеон, яблочный штрудель, шоколадное печенье. Ты забрала у меня слишком многих. В этот раз я тебе никого не отдам! Я сделаю все, чтобы суфле выжило!
И кто говорил, что готовить не весело?
Поставив около печки стул, ты села, на него скрестив руки и практически не мигающим взглядом следя через стеклянную дверь за тем, чтобы ничего не случилось. Но ждать нужно было, целых шестнадцать минут. Поэтому, уже через три твоя голова опустилась к полу, заляпанном в муке. Устало вздохнув, ты закинула локти на стол, который стоял сзади.
И вот зачем он поручил это занятие тебе? Специально что ли поиздеваться хочет? Ведь знает же, что ты в готовке, мягко говоря, не ас. Да еще и суфле с ликером. А что? Не приготовишь - так напьешься.
Громогласное "Динь" разорвало кухонную тишину. Вздрогнув и покачнувшись на стуле, взволнованно смотришь на печь. Но та по обыкновению не испускала черные клубы дыма и не горела внутри алым пламенем, а даже как-то подозрительно вкусно пахло. Приоткрыв дверцу, лицо сразу же обдало жаром, от чего ты непроизвольно зажмурилась. Быстрым движением, схватив рукавицу, также быстро достаешь суфле, которое вблизи испускала еще более изумительный аромат шоколада. Дрожащей рукой, взяв ложку, аккуратно нарушаешь воздушную текстуру, зачерпнув кусочек. Решив больше не медлить, засовываешь ложку в рот, но тут же сталкиваешься с дилеммой. Суфле до невообразимости вкусное, но безумно горячее. Оглядываясь по сторонам, ищешь пути выхода из ситуации и находишь в холодильнике, в котором, как ты вспомнила, было прохладное молоко. И сейчас ты благодарила себя, их прошлого, что немного его оставила.
Облегченно вздохнув, вновь подходишь к суфле, думая, что если бы могла, то обняла и расцеловала. А может даже обвенчалась.
Одно из них было поставлено на плоскую белую тарелку и сделав не большое углубление в своем творении ты налила туда крем из шоколада. Второй раз за день ты вытерла наигранные слезы и с чувством гордости произнесла:
- Я знала, что вы сможете! Я искренне в вас верила, и вы не подвели меня! Этот день навсегда останется в нашей памяти и сердцах, товарищи! Да, огласит просторы кухни наше торжественное "Ура!"...
Неожиданно со стороны двери раздались восторженные хлопки, и ты обернулась на эти звуки слегка нахмурено, но брови тут же подскочили вверх, когда ты увидела кто это.
- Браво! Это было изумительно! - алые глаза по-детски блестели, уставившись на тебя, а бледные руки так и не прекращали хлопать.
- Г-господин Джузо, как давно вы здесь стоите? - неуверенно спросила ты, покрываясь румянцем, от того, что он увидел тебя в таком виде.
- Ну, - парень задумчиво приложил палец к швам на губе - Думаю где-то со слов "Задолбала уже!" или вроде того.
То ли он издевается, то ли на самом деле бы потрясен до глубины души тем, что успел увидеть, ты не знала. Если вспомнить, то он никогда не врал и говорил правду прямо в лоб, поэтому ты склонялась ко второму варианту. Но, черт возьми! Какого, ты не заметила, что он стоил настолько близко? Ведь столько всего уже успела наговорить. Да еще и самой собой!
- Честно говоря, я думал, что ты проиграешь с этой "схватке", но как истинный полководец ты держалась до последнего, - голос парня был с долями хитринки, которым особого значения ты не предала. Шаркающими шагами он стал приближаться к тебе, иногда поглядывая на суфле - Я тоже хочу поиграть.
- Поиграть?
- Да поиграть~, - схватившись за твои бедра, альбинос усадил тебя на испачканный стол. Тихий визг сорвался с твоих губ, а руки непроизвольно вцепились в его плечи. Из-за такого положения ты стала выше его на пол головы, поэтому сейчас смотрела сверху вниз.
- Господин Джузо, мне нужно продолжить! У меня ведь только стало получаться!
- Сейчас продолжим, - улыбнувшись еще шире, он зачерпнул пальцем шоколадного крема, а затем мазнул по твоим губам.
Опешив от такого действия, только ты хотела его слизать, как их касаются в горячем поцелуе, тут же его углубляя. Пройдясь языком по ряду зубов, Джузо приласкал небо, а затем, прикусив губу, чмокнул нос.
- Сладенько~, - удовлетворенно протянул он, развязывая за твоей спиной фартук - Но, малова то.
Его пальцы дорожкой прошлись от плеча до ключицы, за тем принялись расстегивать пуговицы. Попытки оттолкнуть его руки пресеклись довольно быстро болезненными поцелуями в губы, поэтому, когда с твоего подбородка скатилась капля алой крови, ты лишь с тяжелым дыханием наблюдала за тем, как тебя лишают части верхней одежды.
Шершавый язык прошелся по ключице, спускаясь влажной дорожкой вниз в ложбинке между грудей.
Приспустив бретельки лифчика, острые зубы прикусили сосок через чашечку кружевного бюстгальтера. Тихо простонав, прикрываешь ладошкой рот, но ее тут же убрали, положив на щеку парня. Сузуя потерся о твою руку, блаженно прикрыв глаза и чуть ли не мурлыча, словно кот.
- Твое лицо такое милое, когда я доставляю тебе удовольствие, - слегка надувшись, ты, отвернула голову в сторону, на что парень тихо захихикал - Каким же оно будет, если я буду делать так?
Прохладные пальцы прошлись по животику, проведя зашитой ладонью по бедру, его рука забралась под юбку и, добравшись до ягодиц, он надавил, пододвигая тебя ближе. Другая рука уже гладила внутреннею часть бедра, с каждой секундой все ближе и ближе пододвигаясь к сокровенному месту. Когда он стянул твои трусики, ты все пыталась сдвинуть ноги, но это было не возможно. Алые глаза взглянули в твои и средний палец тут же проник, внутрь надавливая на клитор. Изогнувшись в спине с твоих уст слетело имя любовника.
- Не знал, что тебя так легко возбудить, - еще одно прикосновение разнесло спазм по всему телу, плотно сжав зубы, ты вцепилась руками в край стола.
Пройдясь по половым губкам, он потер клитор между двумя пальцами, а затем проник пальцами внутрь, доводя этим до полного экстаза.

Пройти тест: http://beon.ru/test­s/1117-032.html
Прoкoммeнтировaть
вторник, 9 мая 2017 г.
Тест: ~Укус или поцелуй (Сборник) Haikyuu!! Поцелуй: Дайчи в шею... ТвОЯ бЕсТиЯ 21:33:46
­Тест: ~Укус или поцелуй (Сборник)
Haikyuu!!


­­

Поцелуй: Дайчи в шею, Кенму в лопатку
Укус: Бокуто за ухо.
Реакция:


Кенма Козуме – ему идут красные щеки, с ними он ещё более милый. Твои губы, как крылья бабочки, мазнули кожу на спине парня, а твоя теплая ладонь контрастировала с холодной кожей его плеча. По телу Козуме прошлись электрически заряды от такой близости, а сердце больно сжалось, но все это при несло ему невероятное удовольствие, в голове промелькнула мысль о том, что он готова многое отдать за ещё одно твоё касание.

Дайчи Савамура – нервный смешок сорвался с его губ, не каждый день его в шею целуют девушки. Ты тихо попросила разрешения и после смущённого кивка твои губы коснулись его шеи. У Дайчи мурашки пробежались по всему телу и все конечности приятно покалывали. Весь вечер ты ловила его взгляды на себе.

Бокуто Котаро – из-за волнения парень стал вести себя ещё громче и вертеться в три раза больше. Хотя твоё «Семпай, пожалуйста, не шевелитесь.» мигом его успокоило, я бы даже сказала чересчур, ибо Котаро перестал двигаться совсем, а взор свой приковал к твоему телу и губам внимательно следя за каждым движением. Он глубоко втянул воздух, как только твои зубки прикоснулись к его мочке и громко выдохнул после того как ты, не сильно потянув её вниз, отпустила.




Оставте пожалуйста комментарий к этой работе - http://vzapoi.beon.­ru/0-11-hranilische-­moih-rabot.zhtml

Пройти тест: http://beon.ru/test­s/1117-026.html
Прoкoммeнтировaть
понедельник, 8 мая 2017 г.
Тест: Куда завлечет дорога перемен... ТвОЯ бЕсТиЯ 21:19:30
­Тест: Куда завлечет дорога перемен? [Сборный] Part 1
Un-Go


­­


­­


Ты – одна из лучших хакеров Китая, Гонконга, Японии и обеих Корей. Сразу заметим, что в самом начале своей карьеры тебе довелось активно сотрудничать с представителями преступного мира под угрозой смерти, однако же когда над твоей головой нависла другая угроза – риск быть арестованной, ты выбрала удобное время и переметнулась на службу к закону. Правда, весьма специфическую – могла взяться за любое дело (порой даже государственной важности) когда тебе заблагорассудится, зачастую не заботясь о последствиях, но, тем не менее, всегда докапываясь до истины. Каково же было разочарование, когда все твои труды присваивались некому Кайсё Ринроку, да еще и выходили в свет в совершенно искаженном виде! Вскоре, впрочем, ты обрела знакомого, который разделял твое возмущение – частного детектива Юки Синдзюро, пусть он уже задавил свое недовольство апатией. Что же, надо отдать ему должное - жизненная позиция этого человека убедила тебя окончательно порвать со службой на благо председателя японского правосудия и быть «самой по себе». Но несмотря на это решение, дружбу с Синдзюро и его окружением ты прекращать отнюдь не собиралась, по-прежнему помогая ему по мере своих сил. Все бы ничего, да только вот отточить изворотливость, дабы избегать преследования со стороны полиции тебе не помешало бы...



Юки Синдзюро: (Т-твое имя?) – на лице «Окаянного Детектива» появляется едва заметный румянец и парень поспешно отворачивается, дабы ты сего не заметила. – Я, помнится, уже не раз просил тебя не ходить за нами хвостиком! Неужели тебе охота постоянно нарываться на опасность? *Кажется, он не признается в этом даже под вопросом Инги, но Синдзюро впервые понял, каково это – чувствовать, как сердце отбивает барабанную дробь при виде одного и того же человека. А поскольку у Юки нет опыта в подобных делах, то только и может он пока, что волноваться за твою личность, стараясь оградить ее от своей деятельности и главное – от Кайсё Ринроку. Этот человек, по мнению молодого человека, представляет наибольшую опасность для тебя*

Инга: (Твое имя), (Твое имя), наконец-то ты пришла!! – радостно вопит мальчишка, повисая на тебе и обнимая до хруста костей. – А пойдем сегодня гулять? По заброшенным местам, да – там тааак интересно! Ты же купишь мне печенье, да? Эй, Казамори, отойди! (Твое имя) пришла ко мне, а вовсе не к тебе! *Помимо Синдзюро, ты – единственный человек, который знает, что Инга-паренек и Инга-женщина – одна и та же личность, да еще демон вдобавок. Ничего не стоило вычислить это по его поведению и старым книгами о японской нечисти. Но тебя это вовсе не пугает, а в силу своего интереса к таинственности даже притягивает. Инга же, сам того не понимая, привязался к тебе, воспринимая как сестренку, с которой можно поговорить о чем угодно. Иногда в его отношении к тебе проскальзывает типичная детская ревность – то к Синдзюро, то к Казамори. «Душа сестренки просто прекрасна. Такую вкуснятину нужно беречь, как зеницу ока, до подходящего часа, никого к ней не подпуская», - именно такого мнения придерживается демон*

Саса Казамори: Хочешь, чтобы я пошла с тобой и Ингой? А он против-то не будет? Вон как глазами нас буравит…Можно? Спасибо большое. И куда же мы пойдем, почему без Синдзюро? *Хоть она и является Искусственным Интеллектом, но ручаюсь - лучше подруги тебе на всем свете не найти. Ты доверяешь Казамори как себе самой – а что же, она не расскажет о поведанных тобой секретах никому, даже Инге, ибо души у нее нет. Кстати, а ведь во время твоих визитов в обитель детектива тебе удается на некоторое время примирить ИИ и демона, так что в итоге вас часто видят гуляющими по так и не отстроенным развалинам Токио. К тому же, ей ничего не стоило догадаться, что к тебе испытывает Юки, а потому она старается поспособствовать вашему воссоединению*


Кайсё Ринроку: *Вряд ли кто-нибудь разозлит тебя больше, чем этот человек. Взломав как-то его компьютер, ты поняла: он, пользуясь своим влиянием, фабриковал доказательства преступлений как сам того хотел. А то, что председатель правосудия Японии присваивает себе результаты работы «Окаянного Детектива», да еще и перекручивает их до неузнаваемости, взбесило тебя. Именно поэтому с тобой могут договориться только Синдзюро и его компания, а не Кайсё, Риэ или Идзуми - иметь дело со столь избалованными от вседозволенности людьми у твоей личности нет ни малейшего желания. Параллельно ты понемногу собираешь улики, которые рассказали бы о злоупотреблениях полномочиями Кайсё Ринроку и Идзуми Коямой*
- Занимательная особа, - немного недовольно произносит мужчина, поправляя очки. – Была бы мужчиной, я бы подумал, что Юки Синдзюро обзавелся братом-близнецом. Единственное что – больно уж любопытна девушка, но, думаю, это можно легко исправить.

Кайсё Риэ: *Девушка пользуется недюжинным презрением с твоей стороны, ибо в глазах твоей юной особы она – типичная пустоголовая кукла, считающая, что раз у нее есть влиятельный отец, то и позволено ей творить все, что заблагорассудится. Сама же дочь председателя до сих пор не может понять, почему ты так упорно ее избегаешь, вновь и вновь предпринимая попытки завязать с тобой дружбу*
- (Твое имя), ты знаешь, где Синдзюро? У меня есть к нему важный разговор…Я что-то неправильно сказала? Почему ты так недовольна? – недоумевает Риэ, стоит ей прийти к Синдзюро с просьбой привести очередное расследование и наткнуться на твой тяжелый хмурый взгляд.

Идзуми Кояма: Мерзкая, своенравная девчонка! «Окаянного детектива» с его помощниками нам было мало, а тут еще и она подключилась! Ну ничего, ничего, я еще помню, за что она однажды привлекалась к ответственности…Пус­ть не думает, что в этот раз сможет избежать наказания за то, что пытается ставить ловушки на меня и председателя Кайсё! – негодующе восклицает прокурор, стискивая в бессильной ярости руки. *Это вторая личность сразу после Ринроку, способная за пять минут довести тебя до белого каления. За время вашего недолгого сотрудничества бывало и так, что пару раз ты награждала ее ударом в челюсть, что только подогревало обоюдную ненависть. Вдобавок она боится, что ты выведешь на чистую воду всю тайную деятельность председателя, а потому не оставляет попыток упрятать тебя за решетку, злясь каждый раз, когда веской причины для твоего задержания не оказывается и приходится твою персону отпускать*

Сэйген Хаями: Знаете, вам лучше сейчас не афишировать свое пребывание на месте преступления…Идзуми­-сан вновь будет зла…*Пусть вы по жизни находились по разные стороны баррикад, иногда могли перемолвиться словцом, пока Кояма не видела. Надо заметить, сперва ты весьма сочувствовала сему молодому человеку, до поры до времени, конечно – как-никак, а иметь такую начальницу, как Идзуми, ты бы и врагу не пожелала. Однако же когда узнала, что он имеет прямое отношение к Беттено, причиняющей твоим друзьям столько неприятностей, порвала вообще все связи с японской системой правосудия*


Куромицу Мине: *А вот тут, пожалуй, повторяется ситуация с Хаями. Да, было время, когда вы были хорошими приятельницами – ты не раз и не два предоставляла ей интересующую информацию в обмен на сведения о том, что творится в тот или иной момент в японском правительстве, но едва узнала, что она тоже была нечиста на руку, без сожалений сожгла все мосты, не возвращаясь в последствии за пеплом*

Профессор Ядзима: *Тебя очень тронула история этого человека, а потому даже после раскрытия тайны с его семьей ты часто захаживаешь к нему – просто так, чтобы побеседовать. Мужчина, надо заметить, очень рад, когда ты его навещаешь, ибо поддержка нужна ему, как никогда. Вы часто беседуете, сидя в его библиотеке и перебирая книги – вполне занимательное занятие*
- Двери моего дома всегда будут открыты для тебя, - обещает Ядзима по окончанию каждого визита твоей личности к нему, в очередной раз провожая тебя до дверей.

«Писатель»: *Послушав рекомендации Синдзюро и Ядзимы о нем, ты сделала вывод, что он страдает целым букетом психических отклонений. А когда узнала о баснословном количестве исписанных им листов, то, покрутив пальцем у виска, с усмешкой заметила: «Ну, бумага все стерпит, так что пусть себе пишет…»*

Беттено: *Подумать только, тебе удалось ее удивить! Ты – единственный человек, кроме Синдзюро, на которого не распространяется ее магия! Божество поражено, но одновременно и недовольно. Пожалуй, ничего ему так не хотелось бы, как сломить наконец стену твоего сопротивления и заставить твои глаза видеть то, что угодно человеку, с которым оно связано*


«Поющие на поле боя»


Курата Юко: * Бывали деньки, когда на Синдзюро накатывала меланхолия по старине и тогда он рассказывал тебе о музыкальной группе «Поющие на поле боя», показывая при этом старую коллективную фотографию. Как-то раз он, с какой-то грустью глядя на тебя, заметил, что по характеру ты очень похожа на Юко. А тут еще и Инга в огонь масла подлил – заявил, что в образе взрослой женщины он очень напоминает ту самую девушку. С тех пор ты стала чаще размышлять над тем, кем же Курата была для Юки*

Серада Макиро: *А вот о нем тебе рассказал уже Инга, вздрагивая от отвращения каждый раз при упоминании имени этого человека. А как же иначе, если он был связан с Беттено, которая уже успела изрядно насолить команде Синдзюро? Признаться, ты была очень изумлена, узнав, что это божество уже тогда заявляло о себе. С тех пор тебя мучит один навязчивый вопрос – а откуда же все-таки вообще взялась Беттено?*

Онно Мёсен: *Тебе удалось узнать только, что он после распада «Поющих на поле боя» состоял в секте, где Беттено являлась идолом и, можно сказать, карателем для неверующих*

Сабури: *Тебе доводилось слышать о нем только как о главе «Поющих»*

Ясуда Куми: *Взглянув на пожелтевшее от времени фото, ты отметила про себя, что ничего примечательного в ней нет – стрижку каре на каждой третьей, если не второй, голове можно встретить. Даже появилось желание сделать ее и без того квадратную с этим каре голову еще более квадратной…*

Ямага: *Глядя на ту же фотографию, ты решила, что из всех шести он является самым привлекательным. «Жаль, что уже мертв» - таков был окончательный вывод*

Автор будет очень рада, если вы расскажете ей о своих впечатлениях - она ведь так старалась, когда писала этот тест! http://eliameribel.­beon.ru/0-29-my-test­s-you-re-welcome.zht­ml
Пройти тест: http://beon.ru/test­s/1117-006.html
Прoкoммeнтировaть
суббота, 6 мая 2017 г.
Тест: Renai Ranbu [Touken Ranbu] - 2 часть Хатисука Котэцу В последнее... ТвОЯ бЕсТиЯ 21:41:44
­Тест: Renai Ranbu [Touken Ranbu] - 2 часть
Хатисука Котэцу


­­


В последнее время кое-что выводило Хатисуку Котэцу из себя.
В благодарность Нагасоне за переноску твоих вещей ты застенчиво улыбалась ему; не то, чтобы они были тяжёлыми, но это было весьма мило с его стороны.
Глаза духа следили за вами обоими, наблюдая, как опасно близко был Нагасоне, шагающий бок о бок с тобой. С каждым мгновением глаза Хатисуки сужались до блеска, его хватка на метле сжималась, грозясь сломать предмет.
С тех пор, как появился Нагасоне Котэцу, Хатисука осознал, что этому мнимому Котэцу ты, по его мнению, уделяешь намного больше внимания. Хотя для госпожи считалось нормальным заботиться о нуждах мечей, чтобы убедиться, что они привыкли к новому окружению, позволяя большинству мечей продолжить жить и выполнять свои обязанности, как только они почувствуют себя комфортно в новых условиях, однако Нагасоне, такое чувство, будто и не двигался с места.
Эта подделка все время ошивалась вокруг тебя, где бы ты ни оказывалась в поле его зрения, по-видимому, стараясь тебя впечатлить или что-то вроде того. Он просто продолжал нежданно-негаданно заявляться и всегда находил путь обратно к тебе, его любимой госпоже. Это было просто раздражающе.
Он даже следовал за госпожой до самой цитадели! Он мог бы просто оставить сумки снаружи!
– Привет, Хатисука! Собираешься сломать спальню пополам?
Треск!
Во время еды Нагасоне выбирает для тебя лучший кусок. Удаляя все косточки с рыбы перед тем, как переложить её к себе в тарелку, ты издаёшь нервный смешок в ответ как на дразнилки Нагасоне, так и на его материнскую заботу. Большинство мечей смеялось над такими замашками, в основном мечи Синсенгуми, которые ныли, как же это напоминает им их прошлых хозяев, так что что вскоре всю обеденную заполнял шум.
Хатисуку считали терпеливой личностью, но, по-видимому, ситуация лишь подливала масла в огонь. Глубоко вдыхая и пытаясь продолжить приём пищи, он дивился братьям Самондзи, остававшимися невозмутимыми.
Мучения продолжались.
Хотя Нагасоне фактически был новичком, он, похоже, выбился вперёд и показывал хорошие результаты в битвах, возвращаясь обратно со славой, а ты хвалила его за впечатляющие достижения. Ты даже обрабатывала первыми его раны, хоть они и не были серьёзными.
Ты бережно вытирала пыль с его мозолистых костяшек пальцев. В этот момент Хатисука, распахнув глаза от ужаса, мог поклясться, что видел, как фальшивка-Нагасоне отдыхал на твоих коленях.
Просто потому что у него больше умений, не значит, что он заслужит твою похвалу целиком и полностью.
Ты рассмеялась, вытирая проступившие слёзы, когда меч закончил фразу, по-видимому, шутку.
Просто потому что он подделка, не значит, что он получит твоё внимание целиком и полностью.
Перебинтовать Нагасоне было задачей не из лёгких, он не отличался небольшими размерами, а раны его на тот момент не были одними из лёгких. Поэтому тебе пришлось обвить руки вокруг его талии, когда ты протаскивала бинты вперёд, к животу.
Просто потому что он подделка, не значит, что он может начать тебе нравиться.
Может ли это означать, что тебе больше нравятся подделки?

Внезапный порыв ветра оставил после себя клубы порошка. Всё было покрыто порошкообразной субстанцией, из-за раздражения в глазах у тебя пробивался кашель и вытекали слезы. Нагасоне немедленно принялся вытирать их. Ты не могла нормально видеть, и твои руки блуждали в поисках чего-то, что смогло бы облегчить раздражение.
Меч начал вытирать твоё лицо, в то время как твои руки пытались нащупать его ладони. Нагасоне успокаивал тебя, бережно вытирая порошок с лица, прежде чем приблизиться к нему в поисках мелких частичек. Его лицо было в нескольких дюймах от твоего, ты не шевелилась, и ваши губы были достаточно близки, чтобы соприкоснуться.
Тогда-то Хатисука и взревел.
Молниеносно ты оказалась в руках духа. Притянув тебя близко к груди, он угрожающе уставился на Нагасоне:
– Моя.
Синсенгуми-Котэцу почесал голову, смотря, как меч уносит госпожу подальше от него, встряхнул головой и хохотнул. Достаточно было всего несколько раз подтолкнуть его, чтобы заставить сдвинуться с мертвой точки.
Тебя прижали к дереву, Хатисука выставил руки по обе стороны от тебя. Его ярость понемногу начинала утихать, однако он не отводил от тебя взгляда. Ты сузила глаза из-за эксцентричного поведения духа, и, как только он увидел это, взгляд его сместился влево, едва ты потребовала объяснений.
Хатисука нахмурил брови, замялся, в то время как ты терпеливо ждала его ответа, но скоро выражение его лица смягчилось до меланхоличного от осознания, что он только что совершил:
– Нагасоне... Он просто был слишком дружелюбен с тобой... Это просто... подозрительно.
Ты заметила, как щёки его при этом пытаются сохранить прежний оттенок; он быстро убрал обе руки и теперь смотрел в сторону, разорвав зрительный контакт с тобой.
Видя это, ты смягчилась в лице и слабо улыбнулась. Ты настолько уделяла внимание одному Нагасоне, что совсем забыла про остальных.
Когда Хатисука уже открыл рот, чтобы принести извинения, ты первая перебила его:
– Я не думала, что мои действия заставят тебя или кого-то ещё почувствовать себя брошенным, прости меня за это.
– Госпожа?
– Однако Нагасоне пережил довольно тяжёлые времена. Созданный при таких обстоятельствах, он был действительно рад новому хозяину и новой причине вернуться к сражениям, так как он не считался мечом, способным оправдать ожидания большинства, и для него, как и для меня, ценить всё, что у него есть сейчас – благословение.
Хатисука почувствовал укол вины. Возможно, он был слишком недоверчив к Нагасоне, ведь он прежде всего не хотел быть подделкой.
– Но я не знала, что ты завидуешь ему.
– П-почему это я должен завидовать фальшивке?
Ты хихикнула над немедленным ответом Хатисуки, становившимся все краснее с каждой секундой. Ты протянула руку к его пылающей щеке, ласково поглаживая её. Дух вытер глаза и затем медленно ответил на твоё прикосновение, ухватив твою руку и нежно удерживая её в ладони.
– Наконец-то ты признал свои чувства к госпоже, я волновалась, что держать их в себе будет разрушительно для тебя.
Хатисука вздрогнул и обвинил во всём Нагасоне:
– Так ты сделал всё это нарочно? Знал я, что не должен симпатизировать такой фальшивке, как ты!
Издав неловкий смешок, ты и понятия на имела, как вмешаться в спор между Котэцу. Несмотря на то, что Хатисука был моложе, он подавал большие надежды для своего клана и многого ожидал от него, и ты почти была уверена, что, несмотря на публичное презрение к Нагасоне, где-то глубоко внутри он заботился о нём, и ты надеялась, что однажды дух откроет ему свою душу.
– Увидеть госпожу было на самом деле благословением, и наконец-то вы вместе сможете расцвести.
– Вон отсюда, фальшивка!
Некоторые вещи никогда не изменятся.




Прокомментировать данную работу и ознакомиться с остальными можно здесь: http://arnlaug.beon­.ru/0-3-avtorskie-po­cherkushki.zhtml#e77­
Пройти тест: http://beon.ru/test­s/1116-976.html
Прoкoммeнтировaть
пятница, 5 мая 2017 г.
Тест: Renai Ranbu [Touken Ranbu] Микадзуки Мунечика «Стиль – не моя... ТвОЯ бЕсТиЯ 10:46:49
­Тест: Renai Ranbu [Touken Ranbu]
Микадзуки Мунечика


­­


«Стиль – не моя сильная сторона. Мне всегда приходится просить других о помощи».


Всякий раз, когда ты распределяешь обязанности между мечами, ты смущаешься, едва мысли останавливаются на Микадзуки. Он был вековым оружием, возможно, одним из древнейших мечей, которые когда-либо бывали в твоей цитадели. Узревший, как с приходом и уходом людей меняется мир, он определённо должен был увидеть разные типы людей, какими они были, как вели себя в определённых ситуациях, как они жили и умирали.
– М-м... Кажется, ты впала в транс, ха-ха-ха.
Как по щелчку, ты тотчас же вернулась к реальности и увидела стройную фигуру, стоящую перед тобой. Терпеливо ожидая твоего ответа, Микадзуки улыбался. Это была та же улыбка, когда он впервые попал в твои руки – мудрая, терпеливая улыбка, какая постоянно сияла на его лице. По некоторым причинам это казалось тебе странным; может быть, это было его фирменным выражением лица, однако ты просто думала, что в этом и заключалось его своеобразие, как будто способность улыбаться таким образом в нём была заложена от природы.
– Ах, мои извинения, Микадзуки-сама, где же я была? – спросила ты, не обращаясь ни к кому в частности.
Дух вновь улыбнулся и издал лёгкий смешок. Осознав, что ты стала выпадать из реальности многим чаще, он счёл интересным понаблюдать за этим. Где бы ты ни находилась, каждый раз, когда твои зрачки фокусировались на чём-то, ты начинала реже моргать, а рот слегка приоткрывался, и это выглядело просто соблазнительно.
– Вы собирались поручить мне какую-то работу, – ответил Микадзуки, прежде чем искренне засмеяться.
– Да, верно...
У тебя никогда не было проблем с распределением заданий между другими мечами; в большинстве своём они отзывались или с радостью, или просто с послушанием. Однако Микадзуки стал для тебя настоящей дилеммой; личностью же он был добродушной, легко сходился с другими и заслуживал уважение многих. И в общем и целом ты была им довольна.
«Стиль – не моя сильная сторона. Мне всегда приходится просить других о помощи», – эхом раздалось в твоей голове, после того как Микадзуки вручили снаряжение.
Он был весьма порядочным мечом с хорошей репутацией, державший себя достойно.
– И что мне делать с этой вещью?
Отправить старый меч-дух трудиться...
Нахмурив брови, ты нехотя уже намеревалась дать ему какое-нибудь задание, но для него, ожидавшего твоих распоряжений довольно долгое время, такой жест показался грубоватым. Наконец ты приняла решение. Прикусив губу и проведя по ней языком, ты в итоге отправила его работать в поле.
Дух рассмеялся, не преминув случаем отпустить комментарий: «Блестяще, блестяще, это будет весьма интересным заданием».
Ты смотрела на него издалека: лоб покрылся потом, руки испачкались в земле, а одежда смялась. Это было болезненное, но лишённое сочувствия твоей стороны зрелище, однако скорее тяжелое, чем тревожное чувство осело на сердце, заставив его обрушиться куда-то вниз. Ты почувствовала дискомфорт.
Его глаза сияли, когда он собирал урожай и осторожно складывал овощи в корзину, повторяя процесс на других грядках и попутно вытирая пот с лица.
Ты медленно подошла к парню и протянула ему полотенце. Микадзуки округлил глаза и вернулся к привычно-улыбчивому­ выражению лица, с радостью приняв твою помощь.
– Работа в поле – в самом деле весьма приятное занятие, особенно если возвращаешься с результатами напряжённой работы, – бодро заявил Микадзуки, глядя на сочные овощи, и хихикнул.
Ты кивнула, и твой пристальный взгляд переместился на его покрытые грязью руки. Эти бледные, тонкие, изящные руки теперь были облеплены земляными комьями.
– Можно закончить на сегодня, Микадзуки-сама.
– М-м? Почему же?
Мне всегда приходится просить других о помощи.
Микадзуки наклонил голову, чтобы посмотреть на тебя, снова отстранённо смотрящую перед собой.
– А это имеет значение? – прошептал парень, не отводя от тебя взгляда.
Удивлённо моргнув, ты занервничала; твои глаза оглядывали всё вокруг, стараясь не смотреть на духа, стоящего перед тобой.
Парень улыбнулся, терпеливо ожидая твоего ответа. Это было одной из некоторых его черт, заставлявших твой голос дрожать.
– Вы выполняли тяжёлую физическую работу так поздно... Вы служите мне в качестве оружия, и я не вправе использовать Вас таким образом...
Микадзуки рассмеялся:
– Вижу, так вот в чём дело. Госпожа боится обидеть её мечи, – дух улыбнулся и погладил тебя по голове, повторяя свои же слова: – Стиль – не моя сильная сторона,

но романтика – одна из них.




Прокомментировать данную работу и ознакомиться с остальными можно здесь: http://arnlaug.beon­.ru/0-3-avtorskie-po­cherkushki.zhtml#e74­
Пройти тест: http://beon.ru/test­s/1116-968.html
Прoкoммeнтировaть
вторник, 2 мая 2017 г.
Тест: HE&SHE Katekyo Hitman Reborn/Бьякуран Джессо Ты моя игрушка. Моя... ТвОЯ бЕсТиЯ 19:32:15
­Тест: HE&SHE
Katekyo Hitman Reborn/Бьякуран Джессо


­­



Ты моя игрушка. Моя личная кукла. С молочной мягкой кожей, с пухлыми губками, созданными для моих поцелуев, и с большими блестящими глазами, в которых можно увидеть звёзды. У тебя тонкая лебединая шея, ласкаемая моими пальцами, хрупкие плечи и осиная талия, сжимаемая в моих объятиях. Плавный изгиб твоей спины заставляет меня сатанеть от мысли, что я могу её коснуться. Вид твоих розовых ладошек приводит меня в замешательство, они кажутся такими уязвимыми, и лишь когда твои руки покоятся в замке моих рук я могу не беспокоиться. А твои ноги, твои худые ноги - каждый раз я умираю, скользя по ним подушечками пальцев: обвожу колени и устремляюсь вниз, бережно поглаживая беззащитные пальчики, мои руки ласкают бархатную кожу пяточек, массажируют щиколотки, - а после я не в состоянии себя контролировать: медленно опускаю тебя на белые простыни - белый цвет действительно тебе подходит - и продолжаю сладкую пытку. Странно, что при всей моей несдержанности и твоей податливости, мы до сих пор не были близки. Я могу делать с тобой всё, что угодно, но каждый раз при мысли об интимной близости я останавливаюсь. Пыл не пропадает, от неудовлетворённого желания мне становится плохо, перед глазами всё расплывается цветными фигурами как в калейдоскопе. Я никогда не оборачиваюсь, потому что знаю, ты по-прежнему лежишь на простынях, ждёшь меня с распухшими от поцелуев губами и раскрасневшимся личиком, но я ту же секунду я резко поднимаюсь и ухожу, а вслед мне доносятся твои частые горячие вздохи.
... «Почему?»
Только этот вопрос крутится у меня в голове с тех пор, как я впервые склонил тебя к ласкам. Да, именно склонил. Ты отбивалась, царапалась, кусалась, а я, заломив твои руки, целовал. Жарко, влажно и очень страстно. Не знаю, что тогда мною двигало, но я был будто в бреду. После этого я спрятал тебя в отдалённой комнате с единственной кроватью, застеленной белоснежным бельём и скрытой под прозрачным балдахином. Заходя сюда, я плотно закрываю за собой дверь и вижу чудесную картину: ты, полностью обнажённая, сидишь посередине кровати, прижав колени к подбородку, и смотришь во французское окно, откуда открывается вид на город. Хочешь знать, почему на тебе ничего нет? Правильно, на этом настоял я, чтобы без препятствий любоваться чистой кожей своей куколки. Я никогда не выпускаю тебя отсюда, одна только мысль, что тебя может увидеть кто-то посторонний, приводит меня в бешенство. Я твой бог, лишь мне позволено целовать, ласкать, мять и кусать твоё тело. Но иногда ты просто не можешь с этим смириться и начинаешь демонстрировать свой настоящий характер: кричишь, царапаешься, отбиваешься - всё это глупые попытки причинить мне боль. Они напрасны, потому что ты слаба передо мной: едва мои пальцы начинают своё движение, как ты в беспамятстве падаешь на подушки, ожидая продолжения. Я сделал так, что твоё тело не сможет жить без меня, а значит, я посадил тебя на замок.
... - ... Миссия прошла с минимальным потерями, Бьякуран-сан, - закончил свой доклад один из подчинённых. - Э, Бьякуран-сан?
- Да-да, я всё услышал. Спасибо, - сказал я, не прекращая мять двумя пальцами зефирку. Паренёк в растерянности кивнул и ушёл. Если честно, вопросы, касающиеся преследования членов Вонголы, меня сейчас мало интересовали. Во-первых, приближался вечер, помещение налилось розовыми и оранжевыми цветами, а во-вторых, за весь день прозвучало столько сообщений, что я уже теряюсь в них. Они кажутся совершенно одинаковыми и бессмысленными. Наверное, на сегодня можно уже заканчивать, срочные новости, каковых пока нет, могут подождать до утра.
Поднявшись с софы, потягиваюсь, разминая затёкшие плечи, и неспешным шагом двигаюсь в нашу комнату, предвкушая сладкий сон с тобой в моих объятиях. Бесшумно закрыв за собой дверь, вижу открытый балкон. Тёплый итальянский ветер проникает внутрь, колыхая полупрозрачные белые шторы, на полу лежат лепестки белых орхидей, которые я оставил сегодня утром в качестве подарка. Подцепив край балдахина, медленно отодвигаю его в сторону и, наконец, встречаю тебя, укутавшуюся в простыню, которую ты стянула с матраца.
- Замёрзла? - не ожидая ответа, я подошёл к балкону и закрыл его. Шторы плавным движением опустились, подгребая под себя лепестки цветов. И тут до меня дошёл цитрусовый аромат. Обернувшись, я увидел на кровати тарелку с дольками апельсина, который ты так любишь. Именно, всё, что ты любишь, я даю тебе, любой твой каприз сиюминутно выполняю . Твои желания, как мне казалось, по-детски просты, чего не могу сказать о собственных. Раньше мне хватало лишь ощущения твоей молочной кожи под своими ладонями, её изысканного весенного аромата, но сейчас будто всё не то. По-прежнему я без ума от одного твоего вида, однако мне мало. С некоторых пор мне мало всего, что касается тебя, я жду чего-то нового, чего-то большего, хотя сам даже не понимаю, чего именно. От этого дико болит голова.
Думая об этом сейчас, чувствую неприятное давление в висках, поэтому подхожу к кровати, присаживаюсь на её край и с просящей улыбкой протягиваю тебе руку. Робко ты вкладываешь свою ладонь в мою, и я тут же прижимаю твоё тело к себе, даже сквозь простынь ощущая её жар. Зарывшись лицом в твои распущенные волосы, расслабленно вздыхаю - это то, чего мне так не хватало весь день.
- Будете? - слышу я и нехотя отстраняюсь. Ты протягивала мне дольку апельсина. Слабо усмехнувшись, беру её своим ртом, заодно захватывая твои пальцы. - Вы чего, отпустите, - рассмеялась ты, попробовала вернуть руку, и вот мы оба падаем на простыни. Белые лепестки закружились в воздухе, падая на наши лица. Продолжаешь смеяться, потом вдруг звонко чихаешь, когда один лепесток упал прямо на кончик носа, а через пять секунд замешательство веселишься дальше.
Приподнимаюсь на локтях, не отрывая взгляда от твоего счастливого лица.
- Редко ты в таком приподнятом настроении, - говорю я, а ты с удивлением на меня посмотрела.
- Я тут подумала...
- М? - если честно, не хочу, чтобы ты сейчас что-либо говорила, давай лучше полежим в тишине.
- Почему Вы не позволяете мне выходить в город?
Таки задала этот вопрос. Хотя, конечно, я не был растерян. Девочка ты не глупая, я понял это ещё тогда, когда ты только-только попала ко мне в руки. Маленькая, замученная жестокой судьбой малышка, которая нуждалась в защите и поддержке. Ка же вовремя я тогда оказался в том месте. Все видели в тебе угрозу, а я увидел в тебе мощь, которая могла хорошо послужить мне. Уж не помню, в какой момент всё пошло наперекосяк, и я воспылал к тебе чувствами, но это ведь неважно - что было в прошлом, верно? Главное, то, что происходит сейчас.
- ... я бы хотела прогуляться, - долетел обрывок твоей фразы до меня. Резко поднявшись, отчего ты вздрогнула, я подошёл к балкону и задёрнул шторы, закрывая обзор на город. - Бьякуран-сама?
- Ещё раз услышу подобное, - обманчиво ласковым голосом начал я, стоя к тебе спиной, - за свои поступки не отвечаю, дорогая Вероника. - Касаюсь кончиками пальцев твоего побледневшего лица, от тебя веет страхом и покорностью. - Не бойся... - подцепив рукой твою талию, укладываю обратно на простыни, навалившись сверху. Наши губы в миллиметрах друг друга, довольно ухмыляюсь, когда вижу, как ты в нетерпении прикусила свою нижнюю губку. Одной рукой придерживаю тебя за талию, другой прохожусь по твоим волосам, впутывая пальцы в пряди и оттягивая голову назад, чтобы твоя шея была для меня в свободному допуске. Наклоняюсь к ней, щекочу горячим дыханием: - Чтобы защитить тебя, я готов уничтожить весь этот мир.
А потом мир взорвался яркими красками для нас обоих.
... - М-м-м, - жаркие лучи солнца, пробиваясь сквозь шторы, упали мне на лицо. Сон медленно отступил. Я перевернулся на спину, опустив шёлковую простынь до бёдер, и вздохнул. Вчера было очень страстное продолжение, помню твои слабые попытки остановить меня в первые минуты четыре, а потом сама постанывала сквозь поцелуи. И снова мы не зашли дальше: я касался, целовал, мял и тискал, но не смог быть ещё ближе. Наверное, я либо сумасшедший, либо святой, хотя есть ли разница? Приподнявшись на левом локте, другой рукой ерошу волосы на затылке и позеваю. Мой взгляд падает на соседнюю подушку. - Вероника? - рядом со мной никто не лежал. Вскочив с кровати, я быстро натянул на себя штаны, футболку и выбежал из комнаты в свой кабинет. Подумал, что ты может быть там, но нет. - Вероника! - окликнул я тебя, а в ответ тишина. В голове возникла мысль: а может, ты ушла? - Нет! Не ушла, не посмела бы! - говорю самому себе, ударив ладонями по окнам, за которыми город встречает рассвет. За своим желанием увидеть этот мир ты вполне могла совершить глупость и уйти. Уйти от меня. Насколько же безрассудной ты можешь быть ради того, чтобы погрязнуть в этом пакостном мире? С тяжёлым вздохом опускаюсь на софу: - Вот же ж проблемная какая, а-а-а...
... Этот мир прекрасен в своей простоте, ужасен в своём величии. К чему пустые предостережения? Пока не увидишь, не поверишь - это правило старо как сама вселенная.
Тебе удалось вырваться из золотой клетки, в которую тебя посадил человек, вызывающий бурю смешанных чувств. Сидя у фонтана под деревянным навесом, ты кушала мороженое и думала о том, что будешь делать дальше. Хотелось ещё столько всего увидеть, попробовать, но времени в обрез.
- Быстрее! - мимо пробежали дети, они смеялись, подталкивали друг друга, выглядели такими счастливыми, что ты ощутила необъяснимую тоску в груди. Вспомнился минувший вечер, когда вы с Бьякураном-самой смеялись, как эти дети - звонко, возможно, даже искренне. Хочется вернуться к нему, но пока ты не можешь, ведь ещё столько всего неизведанного.
Вообще странная сама по себе эта жизнь с Бьякураном-самой. Когда вы познакомились, при каких условиях? Кем вы были друг другу? Что же вас связывало в прошлом? Ни на один вопрос у тебя не было ответа. Твоя жизнь началась с того момента, когда ты открыла глаза и оказалась в той самой белоснежной комнате, а рядом на тумбочке стояли орхидеи. Их аромат настолько одурманивал, что ты подумала: всё правильно, так ты всегда и жила. А потом? Что произошло потом? То ли привыкла ко всему этому слишком быстро, то ли самовнушение было очень сильным, но в итоге твоя жизнь тесно переплелась с жизнью Бьякурана-самы.
Чувства к нему раскрылись лишь недавно. Их неожиданное появление как громоподобный удар обрушилось на тебя сверху, ошеломило, сбило с ног, и ты утонула в этих чувствах без возможности на спасение. Однако, вопреки этому, тело, как запрограммированный­ робот, до сих пор отвергает Бьякурана-саму, пытается причинить ему боль. Почему? Ответа на эту загадку у тебя не было.
Идя по людной улочке, ты увидела вывеску какого-то заведения и решила туда зайти. Это оказалась закусочная. Присев за стойку, ты огляделась, и тут же перед тобой возник здоровенный такой дядька.
- Что-нибудь выбрали? - улыбался он, приём так добродушно.
- О, я... - ты схватила меню и пролистала его. - А что такое лимонный тарт?
- Хороший выбор, - прищёлкнул пальцами мужчина. - Тарт, дорогая моя, это изысканный пирог из тонкого теста. Между прочим, рецепт лимонного тарта принадлежит французам! Представляете? А я-то всю жизнь думал, что они горазды только лягушачьи лапки лопать!
Через три минуты перед ней уже стояла тарелка, на которой лежал щедрый кусок тарта, украшенный двумя дольками лимона, взбитыми сливками и листочком мяты. Ты ещё никогда не пробовала и не видела такой красоты, поэтому первые секунды как завороженная оглядывала это произведение кулинарного искусства. Откусив немножко, первым делом почувствовала на кончике языка кислый вкус, а затем появилась сладость.
После великолепного десерта ты решила прогуляться по городу, заходила в разные магазины, другие заведения, а иногда, останавливаясь где-нибудь передохнуть, даже заводила беседы с людьми. На удивление, окружающие были очень добры, общительны, хотя все постоянно куда-то спешили, не заканчивали звонки по мобильным, но каждый с тобой был любезен.
Для отдыха ты выбрала городской парк, который выделялся в этих бетонных джунглях своей зеленью и свежестью. Присев на лавочку, ты подставила лицо под солнечные лучи, благодаря их свету листва очень ярко переливалась всеми оттенками изумруда. Невероятная красота.
- Хочешь? - ты опустила взгляд. Рядом с тобой стояла маленькая девочка, ей не больше семи лет, она протягивала тебе руку. На её маленькой ладошке лежал бумажный лебедь, бумага была ещё такого невероятного сиреневого оттенка. Этот цвет невольно напомнил о глазах мужчины, которому принадлежит твоё сердце.
- О, а можно?
- Да! - девочка широко улыбнулась. Два её хвостика на затылке забавно дёрнулись. - Я ещё сделаю! Много-много маленьких и во-о-о-от такого большого, - она обвела руками круг.
- Ух ты, хотелось бы увидеть, - рассмеялась ты, принимая из её рук подарок. Лебедь был превосходен, кое-где чуток помят, но всё равно по-своему красив.
- Я пойду, а то мамочка будет ругаться, - шёпотом сказал ребёнок, словно это был секрет, затем помахала ручкой и убежала.
Спустя час ты почувствовала, что понемногу начинаешь кемарить, поэтому запрокинула голову назад, глубоко вздохнула и прикрыла глаза, сжимая в руках бумажного лебедя. Прохладный ветер доносил до твоих ушей смех детей, шуршание листвы и неожиданно запах лимона. Ты улыбнулась своим воспоминаниям, облизнув кончиком языка губы, на которых ещё остался кислый вкус. В голове всплыл вопрос: счастлива ли ты сейчас?
И ты смело могла сказать, что да, чертовски счастлива.
... Нежно касаюсь твоего лба, на который упали прядь волос, подушечками пальцев обвожу линию бровей, скул, сминаю нижнюю губу, и твой язычок рефлекторно высунулся, чтобы облизнуть губки, но вместо них коснулся моих пальцев.
Через открытый балкон в комнату проник ветер, он и разбудил тебя.
- Ах, - на секунду зажмурившись, ты некоторое время смотришь в одну точку, будто пытаясь прийти в себя, а потом резко вскакиваешь. Оглядевшись, натыкаешься взглядом на меня, сидящего в кресле напротив. - Бьякуран-сама?
- Наконец, - облегчённо выдыхаю. - Я жду твоего пробуждения уже пятый час.
- Я...
- Утомилась, наверное? - сразу спрашиваю я, не желая сейчас тебя слушать. - Прогулка была долгой.
Ты откидываешь в сторону одеяло, нерешительно поднимаешься на ноги и хочешь подойти ко мне, но я, вскочив с места, отхожу к серванту, открываю дверцы и достаю оттуда графин с водой. Пара глотков приводит меня в чувство. Я снова управляю ситуацией.
- Позволь спросить тебя, дорогая Вероника, почему ты сбежала? Нет, как? Разве я не предупреждал тебя? - с каждым вопросом приближаюсь к тебе, отходящей по шагу к кровати. - Разве я не говорил, как опасен внешний мир? Неужели мои слова ничего для тебя не значат?
- Нет! - закричала ты, закрыв уши ладонями. Сделав ещё один шаг назад, наталкиваешься на тумбочку, с которой на пол упал бумажный лебедь. Увидев его, опускаешься на колени, прижимаешь эту ерунду к своей груди и горько сжимаешь губы.
- Вставай, - сказал я в довольно резком тоне. Один вид того, что ты так трепетно относишься к чьему-то подарку, приводит меня в ярость. - Поднимайся, - в один шаг сократив между нами расстояние, я насильно поднял тебя за локоть и откинул на постель. Бумажная подделка угодила прямо мне в руки. - Я не хотел, чтобы кто-то, кроме меня, мог тебя видеть, - говорю шёпотом, не сводя взгляд с ладони, на которой лежит подделка.
- Бьякуран-сама, я никогда бы не...
- Ты принадлежала мне, дорогая Вероника, - меж тем, продолжил я. - Ненавидя, ты каждый раз принимала меня, раз за разом, и зачем? Стоит ли тут искать какой-то подвох? Твои выходки по-прежнему вне моего понимания, - уже не могу сдержать смеха. Ты, приподнявшись на локтях, смотришь на меня таким взглядом, как будто увидела какого-то монстра.
Ещё раз глянув на бумажного лебедя, затем на тебя, я сжал его в кулаке, затем вышел на балкон и выкинул его. Даже легче немного стало. Вернувшись в спальню, я встретил твой напуганный взгляд, который мне очень не понравился. Никогда раньше ты так не смотрела на меня.
- Теперь, убедившись в твоей неверности, я сделаю так, что ты не сможешь видеть ни рассветов, ни закатов. Только представь, - растягиваю губы в слащавой улыбке, - темнота, везде. Куда бы ты не посмотрела, только темнота.
Ты вздрогнула, видимо, вообразив эту картину.
- Можешь прощаться с дневным светом, - махнув рукой, я направился к выходу отсюда, но внезапно ты выскакиваешь передо мной, сжимая в своих кулачках мою куртку.
- Вы говорили, что мир ужасен, Бьякуран-сама, но это не совсем так, - шептала ты, глотая слёзы. - Я видела его красоту, его яркие краски и радость. Я убежала, потому что мне не хватало именно этого, я чувствовала себя как в ловушке, мне хотелось... хотелось немножко свободы. Но я не собиралась уходить от Вас, Бьякуран-сама! Клянусь! - уже кричала ты мне в лицо. По щекам ручьями лились слёзы, губы страдальчески искривились, ты сама вся дрожала.
- Ты сбежала, - тень заслонила моё лицо. - Ты сбежала от меня! - не сдержавшись, придавливаю тебя к стене, схватив за горло. Брыкаешься ногами, сбив прикроватную тумбочку, руками пытаешься разжать мои пальцы. Я же сам ничего уже не понимал. - Я твой бог, единственный, кто тобой владеет и будет владеть всегда. Ты принадлежишь мне, твоё сердце, твоё тело - абсолютно всё моё! Как ты посмела отнять это у меня?! - сдавливая горло сильнее, перешёл я на крик.
- Эт-Это всё по-прежнему В-Ваше, - хрипишь ты, и я немного отступаю.
По-прежнему моё, говоришь? Как это может быть моим, когда ты показалась на глаза другим людям? Они смотрели на тебя, запоминали каждую деталь твоего лица и тела, вы разговаривали, и они услышали твой голос, вы соприкасались, и они чувствовали мягкость твоей кожи. Ты больше не принадлежала лишь мне одному.
Разжав пальцы, я отошёл назад на несколько шагов, чувствуя дикую усталость. Ты же, встав с коленей, не могла решиться подойти ко мне. Лучше не стоит, я не знаю, что могу сейчас натворить. В груди растёт животная ревность, не знаю, как её контролировать.
- Бьякуран-сама, - твои тонкие пальчики обхватывают ладони, которыми я закрыл лицо, и ты вглядываешься в мои глаза. Сейчас я улыбаюсь, хотя внутри всё переворачивается от злобы. Ты тоже улыбаешься, но искренне, со скрытой мольбой, ты хочешь, чтобы я поверил.
Моя рука вдруг ложится на твою талию, сильно сжимая, отчего ты болезненно морщишься, но молчишь. Я хочу, чтобы ты забыла про тот мир, думай только обо мне, твоя жизнь - это я. Вытянув твою рубашку из юбки, я рванул её в разные стороны. Пуговицы посыпались на пол, открыв мне твои изгибы. Когда мои пальцы коснулись твоей кожи, я едва не заскулил. Знакомые ощущения стали рассеивать туман в моей голове, я начал понимать, что ты действительно стоишь передо мной, ждёшь моего следующего шага. А он таков - сегодня же ты окончательно станешь моей.
Подхватив на руки, я опускаю тебя на белоснежные простыни, которые сегодня по моему приказы усыпали алыми лепестками роз. Тебе очень идёт белый цвет, дорогая, но сейчас мне не нужна невинность, я хочу, чтобы ты зажглась красным пламенем.
- Если это всё, - скользнув ладонью от шеи до покатистых бёдер, - моё, то я могу делать с этим, что угодно, верно? Верно.
Коротко мазнув губами по твоему рту, я соединил нас в голодном поцелуе. Готовься, сегодня я не буду размениваться на нежности, мне нужен жар, дикость. Хочу видеть, что ты готова на всё ради меня.
Скинув на пол футболку, я взобрался сверху, сдавив твои колени своими, позволил твоему взгляду поблуждать по мне две секунды, затем склонился к впадине на твоей шее и легонько на неё подул. Ты дёрнулась как от электрического разряда.
- Значит, вот что с тобой делают мои прикосновения, - отрадно видеть такую реакцию.
Градом влажных поцелуев я усыпал твои плечики, одно за другим, попутно стянув порванную рубашку.
- Положи их мне на плечи, - взглядом указав на твои безвольно повисшие руки, прошептал я, не отрывая от покусывания ключиц. Ты послушно выполнила мою просьбу, проникая ноготками мне под кожу. Неужели ощущения настолько сильные для тебя? - Поцелуй меня как в последний раз, - прошептал я, наклонившись к твоему лицу.
Ты облизнула пересохшие губы, вытянула шею и соприкоснулась с моими губами. Вначале это было похоже на прикосновение крыльев бабочки, едва заметно, ты скорее дышала мне на губы, нежели целовала их, но потом ты переложила свои ладони мне на затылок и, надавливая, заставила крепко прижаться ртом к твоим губам. Ты до сих пор боялась использовать язык во время поцелуя, и это придавало твоему образу невинность. Сквозь поцелуй ты сладко постанывала, твоя спина изгибалась, отчего твоя грудь тёрлась о мою грудь. Яркость ощущений не передать словами.
- Тебе не стоит возбуждать меня ещё больше, - усмехаюсь прямо в припухшие губы, но ты, видимо, уже ничего не слышишь, потому что одно твоё колено согнулось, соприкасаясь прямо с моим внутренним бедром. - Н-Надо же...
- Бьякуран-сама, - ты действительно смелая девушка. Звать меня с таким лицом: глаза блестят сексуальным желанием, на щёчках следы от пролитых слёз, ротик приоткрылся, выпуская горячее дыхание. Ты очень быстро дышишь, судорожно сжимаешь меня в объятиях, ноги сильно ёрзают в предвкушении - всё говорит о том, что ты хочешь большего. Никогда прежде ты так не распалялась рядом со мной.
Избавив нас от остатков одежды, я вклиниваюсь между твоих ножек, опираюсь руки по бокам от твоего лица, но не спешу опускаться - мне кажется, что, едва мы соприкоснёмся, я либо воспламенюсь и сгорю на месте, либо потеряю последние капли самообладания.
- Бьякуран-сама, быстрее, - положив свои ладошки мне на грудь, просишь ты. Твой голос странно на меня действуют. Руки вдруг ослабели, и я буквально упал на тебя, вжав в матрац. В ту же секунду то, что родилось между нашими телами, разрядом пронеслось по нам обоим. Я с хриплым вздохом сжал в кулаках простынь, а ты сжала пальчики ног и поцарапала своими ноготками мне грудь. - Не могу больше, - чуть ли не плакала ты.
- Коснись меня, - обдавая своим дыханием раковину твоего ушка, прошептал я, затем взял за запястье твою правую руку и направил между наших тех. Ты чувствуешь вспотевшую кожу, твои пальчики, совершая кругообразные движения, наконец, достигли сосредоточения наших желаний. Твои ласки сводят меня с ума, я хотел заставить тебя позабыть обо всём, но сейчас лишь ты имеешь надо мной власть. - Пора, - выдавил из себя я, отстранился, что тебя, похоже, напугало, потому что ты сразу же протянула за мной руки. Поцеловав каждую из беззащитных ладошек, я изобразил знакомую усмешку: - Не волнуйся, я не уйду.
Направив свой орган в тебя, я начал совершать поступательные движения.
- Бьякуран-сама, слишком горячо, - прижав меня к себе за плечи, стонала ты, не прекращая.
- Тогда приготовься сгореть, - усмехнулся я, оставив короткий поцелуй на твоём искусанном плече. - Нет сил терпеть, - мне казалось, я взорвусь в любую секунду, поэтому нужно поторопиться. Отвлекая влажными поцелуями в ушко, я сделал резкое движение вперёд, погружаясь в жаркое, истекающее собственными соками лоно. Ты хотела изогнуться в спине, но я не позволял, придавив собственными телом. Из твоих глаз брызнули слёзы, зубки прокусили нижнюю губу до крови, и ты закричала. Знаю, чертовски больно, я сам готов кричать, потому что в тебе очень узко, ты так сильно сдавливаешь меня, что, кажется, у меня в запасе не больше минуты. Не в силах с этим смириться, я погрузил в твой ротик два своих пальца, и ты тут же принялась их обсасывать. Когда твои стенки немного разошлись, я понял, что ты готова продолжать, и начал совершать рывки. Я не мог начать с нежных движений, я был охвачен страстью и хотел сразу всё. Это непередаваемое ощущение, как мой член трётся о твои стенки, сводило с ума, возбуждало ещё больше, подстрекало на нечто невозможное. Сев на постели, я потянул тебя на себя, не прекращая двигать бёдрами. Ты обхватила своими ножками мою талию, пальцы впивались в спину, твоя голова покоилась у меня на плече. Из-за новизны ощущений ты первое время не могла даже пальцев пошевелить, зато через несколько минут попыталась двигаться со мной в одном ритме.
- Бьякуран-сама, я...
Я не дал тебе договорить, упав на спину и утянув за собой. Мои руки сжимали твои бёдра, задавали ритм, оставляли синяки. Я думал, могу продолжать делать это вечно, но внезапно в паху образовался тугой узел, который с каждой секундой стягивался сильнее и сильнее. Зная, к чему это приведёт, я подхватил тебя под ягодицы и заставил двигаться быстрее. Наслаждение, которое ты получала, граничило с дикой болью, но ты послушно следовала моим приказам. Мои бёдра стали сильнее в тебя вбиваться, движениям теряли скорость, но вот сила, наоборот, возросла. Последние жёсткие толчки, и душа будто покинула моё тело.
- ... сама, - в кулак пискнула ты, дрожа каждой клеткой. Стенки твоего лона судорожно сокращались вокруг моего члена, а я не мог остановиться, изливаясь внутрь твоего жара.
Сквозь пелену в глазах я увидел, как ты покачивалась из стороны в сторону. Ухватив за руку, я уложил твоё обессиленное тело на себя и глубоко вздохнул. Яркость цветов в комнате до сих пор резала глаза, поэтому я их закрыл. Наши горячие тела стали остывать, проникший через балкон ветерок заставил тебя поёжиться, и я накинул на нас сверху простыню. Ты скатилась на бок, но твоя рука по-прежнему обхватывала мою грудь.
- Я не чувствую ног, - прошептала ты со страхом в голосе, а я издал гордый смешок.
- Это лишь начало, - склонившись над тобой, я провёл указательным пальцем по твоим губам, которые в ответ раскрылись как бутоны. - Я сделаю так, что ты забудешь обо всём, кроме меня. Я смысл твоего существования, я твой бог, я твоя жизнь. И так будет всегда, - и, не давая ни шанса обдумать мои слова, я соединил наши губы в поцелуе.



­­

Пройти тест: http://beon.ru/test­s/1115-842.html
Прoкoммeнтировaть
суббота, 29 апреля 2017 г.
Тест: Трилогия любви И грянул гром Игорь Никлаев - Пусти меня в свое... ТвОЯ бЕсТиЯ 20:33:42
­Тест: Трилогия любви
И грянул гром


­­
Игорь Никлаев - Пусти меня в свое сердце

До чего же причудлива жизнь! Как же порой жестока и игрива судьба к тем, кто взывает к ней, прося нового чуда и желания освободиться от прежних оков обыденности и скуки.
Только недавно ты была простой девушкой, юной мечтательницей, желающей обрести свое счастье. И вот шестеренки твоего механизма жизни закрутились в разные стороны, разрушив все установленные с детства принципы. Близкий друг, которого ты безмерно уважала, проявил себя с самой ужасной стороны, поставив перед жестким выбором. А милый юноша, предложивший тебе свою помощь, был еще тем интриганом, заварившим эту кашу слез и обиды. Оба они хищники, пауки, плетущие свои сети обмана, в которые тебе выпало несчастье угодить. А началось все с одного маленького происшествия.

Подрабатывая в книжном магазине, ты ухаживала за старыми книгами, чистила витрину, вытирала пыль, осевшую на самые старые, никем не тронутые, тома и разбирала новый товар. И вот в один из таких рабочих дней в магазин пришел незнакомец. Ты в это время убирала книги, оставленные на столах безответственными покупателями, поэтому не услышала его прихода. Забравшись на самый верх лестницы, ты попыталась аккуратно засунуть старый, потрепанный фолиант назад, на свое место, однако книга упорно не хотела влезать.
- И как же они ухитрились вытащить ее? – подумала ты, вспоминая своих покупателей – бестолково галдящих учеников, которые мигом растащили книги по всей библиотеки, бросив их, где попало. Том продолжал упрямиться, проявляя свой характер, присущий всем старым книгам. Долго поборовшись, ты вскоре смогла впихнуть его на место, а затем решительно стала спускаться вниз, держась за углы шкафа. Лестница – эта старая скрипящая старушка с шатающими ногами – стала трястись под тобой, намереваясь упасть. Пока ты была на самом верху, опираясь всем телом об толстый шкаф, она надежно держала тебя, но стоило тебе начать спускаться вниз, как ступеньки предательски засвистели.
- Осторожнее! Надо быть осторожнее! – думала ты, продолжая спускаться вниз. Шкафы, располагающиеся в магазине, были велики, практически под 3 метра ростом, и посему спускаться тебе приходилось долго. Но вот лестница снова издала скрип и стала падать. Ойкнув, ты поспешила спрыгнуть с нее, благо было уже не так высоко. Лестница, в свою очередь, упала на коробки, привезенные только этим утром. Послышался звук, характерный для лопнувшей картонки и обидчиво скрипнувших ступенек.
- Эй, есть здесь, кто живой? – поинтересовался мужской голос. Испугавшись, ты вздрогнула и схватила старый зеленый подсвечник, находившийся на тумбочке возле шкафа. Вооружившись им, ты направилась в сторону голоса, крепко держа свое орудие защиты, пока перед тобой не показалась высокая фигура в бежевом одеянии.
- Вы кто? – спросила ты, все еще держа подсвечник. Фигура вздрогнула, а затем обернулась на твой голос. Как оказалось, это был высокий юноша в длинном плаще. Его темные карие глаза внимательно прошлись по тебе, словно сканируя, и остановились на зеленом колпаке подсвечника. Заметив его, он улыбнулся. Ты, покраснев, убрала свое орудие и натянула на лицо обычную, профессиональную улыбку, спросив:
- Чем могу вам помочь?
- Вы хозяин этого магазинчика?
– спросил он, продолжая изучать тебя. От такого наглого и бестактного рассматривания ты снова покраснела. Захотелось скрыться за крепкими стеллажами книг, лишь бы этот взгляд, который, казалось, проникал сквозь твое тело, больше не пронизывал тебя. Тогда ты попыталась прикрыться защитным полем, представив прозрачную, но плотную оболочку, скрывшею твои чувства и мысли, и оставив лишь нейтральную, доступную для обозрения маску. Он, видимо, это заметил, снова улыбнувшись.
- Да. А вы, собственно, ищите что-нибудь?
- Я не покупатель. Я детектив,
- он протянул тебе руку. – Дазай Осаму.
Ты представилась, пожимая его руку, при этом заметив, что часть его кисти обтянута белыми полосками бинтов. Однако, решив не вдаваться в подробности биографии своего случайного гостя, ты спросила, что ему, как детективу, нужно в книжном магазине.
- Я расследую одно дело о пропаже весьма важных бумаг.
- При чем же здесь я?

- Возможно, вы видели что-то вчера. Потерпевший – ваш частый покупатель – был у вас вчера, и быть может, вы что-то заметили?
Отрицательно покачав головой, ты предложила ему сесть, и принялась пересказывать отрывки вчерашнего дня, старательно припоминая каждого покупателя и случайного прохожего, решившего отдохнуть в тени маленького магазина. Рассказав все, ты посмотрела на него. За весь твой пересказ, Дазай наблюдал за тобой, не спуская глаз. От этого ты часто сбивалась, и даже начинала заикаться.
- Ну что же, - он развел руками, показывая, что твой рассказ не дал ему никаких зацепок, – тогда, я приду к вам завтра. Может, найдется что-то еще.
Махнув тебе рукой, он ушел. Ветер приподнял полы его плаща, взлетая ввысь, он походил на крылья птицы. На следующий день, детектив, как и обещал, снова пришел. Так вы, вскоре, подружились. Дазай был очень милым и непринужденным в общении, поэтому разговаривать с ним было одно удовольствие. Так думала ты, пока в ваши отношения не вмешался твой друг.
***
Рыжеволосый шляпник с большими голубыми глазами и вечным недовольным сопением. Он приходил в твой магазин довольно часто, постоянно садясь за последний стол. Ты не решалась к нему подойти, весь его вид говорил, что он нуждается в тишине и покое, и чужое вмешательство в его временный отдых ему было не нужно. Так проходили недели. Он приходил и садился, облокотившись всем телом об стул, и вытянув вперед ноги и прикрыв шляпой лицо. Все остальные люди, как заметила ты, старались обходить его стороной, инстинктивно чувствуя исходящую от него ауру опасности.
Позже ты узнала, что его зовут Накахара Чуя. Поначалу его отрешенный и вместе с тем сердитый вид тебя пугал. Ты предпочитала обходить его, просто игнорируя его персону, хотя порой странное, стучащее по голове чувство мучило тебя, и, оборачиваясь, ты встречалась взглядом с парой пронизывающих глаз цвета лазури. Подобное поведение тебя и страшило и смущало одновременно. Почему же он смотрит? Хочет что-то спросить? Очень хотелось с ним поговорить, но ты не знала как. Наконец, повод нашелся сам.
Одним вечером в твой магазин заглянула кучка пьяных в стельку ребят. Ты попыталась их выгнать, однако твои попытки были тщетны. Молодые люди, выпуская клубы выпитого ими алкоголя, яро продолжали рваться в магазин, нуждаясь, видимо, за быстрыми и систематическими познаниями. Когда ты очередной раз им отказала, один из них начал проявлять непристойные вольности, а вслед за своим другом, последовали и другие. Та небольшая часть покупателей, что была в магазине, поспешила ретироваться или делать вид, что ничего не происходит. Лишь сердитый рыжеволосый человек, как обычно, занявший свое место в дальнем углу, встал и неспешной походкой направился в сторону пьяной компании. Больше эти молодые эрудиты в пределах твоего книжного царства не появлялись, предпочитая обходить его быстрым шагом.
Так и началась твоя дружба с Чуей. Он признался, что ему приятно находиться в твоей компании, ведь ты не лезешь не в свое дело, не обременяешь его ненужным разговором и не строишь ему глазки. Позже он сам подходил тебе для какого-нибудь вопроса или простой беседы. Тебе он нравился. Было в нем что-то таинственное и очаровательное, а, если учитывать его властный тон и свободное, не обременное правилами приличия, поведение, то порой он брал борозды лидерства в вашем общении, незаметно влияя на тебя.
Когда на горизонте твоей тихой и неспешной жизни затесалась наглая фигура юного сыщика, ты стала замечать, что Чуя, как – то странно смотрит на тебя. Порой долгим и мутным, не понятным тебе взглядом. А после случайного столкновения с Осаму, он и вовсе сбросил свою маску отчужденности, впрочем, как и сам Дазай.
Осаму всегда приходил днем. Вы долго разговаривали на разные темы, делились некими познаниями о каком-либо деле. Он часто угощал тебя в кафе, когда приходило обеденное время. Находясь рядом с ним, ты чувствовала только радость и веселье. Рядом с ним все обыденные заботы ушли на задний план, он умел не только все затмевать, но и показывать лучшие стороны жизни. Пару раз он сводил тебя в парк аттракционов, и за все это время, проведенное с ним, ты стала подмечать в нем некие признаки влюбленности. Конечно, признаваться в этом самой себе ты не решалась, предпочитая делать вид, что их нет.
С Чуей вы виделись вечером, когда солнце уходило за зенит, оставляя багровые, рыжие и красные волны, причудливо сочетавшиеся на темном фоне. Накахара мало говорил, однако ты не нуждалась в его словах. Достаточно было и одного присутствия. От него всегда исходил ореол заботы и спокойствия. Он был твоим незримым, молчаливым спасителем, украдкой наблюдая за тобой. Если к тебе снова кто-то лез, то один сердитый взор голубых глаз, точно пуля, сносил прочь всех любознательных персон.
Ты стала все больше и больше замечать, что поведение обоих юношей меняется. Дазай частенько обнимал тебя, сопровождая свой близкий жест радостной, сияющей, как солнце, улыбкой. Чуя тоже проявлял признаки собственника, иногда требуя с тебя, где ты ходила и почему от тебя пахнет мужским одеколоном. Он тоже мог обнять тебя, долго держа в своих крепких руках, мог накинуть на тебя свою шляпу, и стал часто улыбаться тебе. Ты проводила время с ними, чувствуя себя необыкновенно счастливой, хотя маленький червячок сомнения нет – нет, да прогрызал в твоей ликующей душе ямки страха и, понимая того, что поступаешь ты, как то не правильно.
- Они оба мои друзья! – отвечала ты, однако червячок все равно продолжал свое дело.
- Пусть и так, - казалось, говорил он, - но ты же понимаешь, что нравишься им, а значит надо сделать выбор. Ты молчала, упрямо качая головой, словно маленький ребенок.
И вот они встретились. И хотя утро было безоблачным, а погода теплой и безветренной, атмосфера переменилась. Стало холодно и мрачно, запахло не грянувшим, но уже наступавшим, громом и молнией, которая должна была прочертить границу между молодыми людьми, уставившимися друга на друга как бойцовские псы. Ты с беспокойством поглядывала них, не решаясь подойти. Что-то подсказывало тебе, что этих юношей связывают крепкие вражеские узы, которые ты распутать не в силах.
- Привет, (Твое Имя)! – хором произнесли они, заметив тебя, и вот тут точно свернула молния.
- (Твоя Имя), только не говори, что ты знакома с этим … - начал было Чуя, но Осаму прервал его, подойдя к тебе, и, приобняв, сказал:
- Мы не просто знакомы, мы очень близкие друзья.
Тебе не понравилось, как он сделал ударение на слове «близкие», однако ты посчитала не концентрировать свое внимание на этом. Чуя же гневно засопел, а затем, схватив Дазая за шкирку, буквально отшвырнул его от тебя. Ты стояла в ступоре, никак не ожидая подобного от твоего хмурого (и низкорослого) защитника. Дазай же повел себя непринужденно. Тряхнув головой, он лишь ухмыльнулся и произнес:
- Чувствую, это дело хорошим не закончится.
Его глаза странно потемнели, стали злыми и беспощадными. Ты почувствовала, как табун мурашек проскочил по всему телу. Этот Дазай – чужой и злобный – тебе не нравился. Чуя тоже переменился. Он недовольно сопел, а на его лбу собрались складки. Дело запахло дракой. Испугавшись за свой магазин и саму себя, ты решила было остановить их:
- Давайте не будем драться и сориться. Мне не хочется, чтобы мои друзья сорились друг с другом. Они остановились сразу, посмотрев на тебя. Переглянувшись, оба юношей как-то странно ухмыльнулись.
- Так значит, всего лишь друзья, Чуя? – злорадно произнес Дазай, двигаясь к тебе.
- Ты тоже был назван другом, Осаму! – язвительно воскликнул Чуя, хватая тебя за руку. – (Твое Имя), не настолько глупа, чтобы любить такого бездарного самоубийцу, как ты.
- Прекратите! – не выдержав, воскликнула ты, - да что происходит?!
Они переглянулись, а затем Дазай произнес:
- Наша с тобой встреча была неслучайна. Я знал, что Чуя ходит сюда каждый день, видел. И вот мне захотелось узнать, по какой причине он сидит здесь. Я выдумал про тот инцидент с потерей бумаг, чтобы познакомиться поближе с тобой. Но знаешь, тогда, когда я увидел тебя впервые: испуганную, в пыльном сарафане и зеленым подсвечником в руке, я почувствовал странное, трепещущее чувство в груди. Стало так сладко и больно, словно я пил вкусный яд, который медленно уничтожал меня. Я понял, что не способен спокойно спать, если не увижу тебя хотя бы раз. А потом я узнал про Чую, и его отношение к тебе и стал действовать более решительно…
Он хотел было добавить еще что-то, но Накахара прервал его своим смехом:
- Можешь и дальше рассказывать сказки, я не поверю тебе. Чтобы ты испытывал зависимость, да никогда! Признайся, ты просто хотел сделать больно мне, зная, что мне нравится (Твое Имя), и поэтому ты ошивался здесь, тем самым, раздражая меня.
- Думай, что хочешь, - Дазай скрестил руки на груди, а затем бросил на тебя испытывающий взгляд. Он, как и Чуя, подошел к тебе, а затем, наклонившись, произнес:
- А что думаешь ты, (Твое Имя), насчет этого? Кто нравится тебе?
- Согласен. Я тоже хочу узнать, - сказал Чуя, поправляя шляпу, - что ты думаешь об этом?
- Я думаю, что вы оба идиоты! – закричала ты, негодуя, и сбрасывая их руки со своих плеч. – Вы оба использовали меня, один, чтобы насолить другому, а второй, чтобы время свое провести не зря. Вы знали, что я общаюсь с вами, и, тем самым, хотели просто навредить через меня друг другу. Какие здесь чувства? Как я могу верить вам?
- Мы можем доказать! – хором ответили они, протягивая тебе руки. – Доверься!
- Я всегда буду защищать тебя, несмотря ни на что. Я буду твоей тенью, твоим спасителем! – сказал Чуя. Его голубые глаза блестели от непонятного тебе чувства. Он был серьезен, и хотел доказать тебе истину своей любви, доказать, что даже такие сердитые и всем недовольные юноши, как и он, могут испытывать это нежное чувство.
- Я не дам тебя в обиду! Я буду бороться до конца за твою светлую улыбку! – сказал Дазай. Он тоже был серьезен, его глаза, не отрываясь, следили за тобой и твоими движениями. Ты почувствовала, как на тебя давит что-то тяжелое. Они оба – хищники, жестокие и беспощадные, они будут драться до конца, не сдаваясь. У тебя есть только один выход: выбрать кого – то из них. Но кого?
-Помолчите, - попросила ты, опустив голову. Голова гудела, ноги подкосились, и ты бы упала, если бы две пары сильных рук не поймали тебя, придерживая. Они, вопреки твоим ожиданиям, не стали, пользуясь, случаем, распускать руки. Лишь кинули друг на друга убийственные взгляды. Ты села на стул, решив все обдумать.
Один обещает тебе защиту и покровительство, другой будет радовать тебя, нежно заботясь о тебе. Один всегда был рядом, но проявил свои намерения недавно. Другой появился позднее другого, но действовал более решительно, чем первый. Что же делать? Сейчас они оба смотрят на тебя, ожидая. Ты должна дать, пусть не сейчас не скоро, иначе юноши сломают на части весь город, доказывая свою любовь. Подними же голову и взгляни: в их глазах горит любовь – страстная и живая, они любят, пусть и по-своему, но любят и желают быть любимыми. Так кого же ты предпочтешь?
­­
­Темница рыжих ворон
Пройти тест: http://beon.ru/test­s/1116-912.html
Прoкoммeнтировaть
четверг, 27 апреля 2017 г.
Тест: Два короля... Детская любовь. - Милая Арвен, сколько тебе раз... ТвОЯ бЕсТиЯ 19:49:35
­Тест: Два короля...
Детская любовь.


- Милая Арвен, сколько тебе раз говорить, что я не приду на коронацию Арагорна?- (Твоё имя) спрашивала сердито, с нахмуренными бровями, так, как делал это Гэндальф.

Она была его ученицей. Сейчас русоволосая заменяет его в Совете Мудрейших. Но магия не помешала ей освоить и несколько видов оружия: лук, мечи и кинжалы.

­­

Русые волосы кое-как доставали до лопаток, а тёмно-карие глаза напоминали о ночи и мраке. К друзьям она относилась хорошо и всего широко улыбалась им. С врагами она предельно жестока и холодна. Не знает жалости.

С Арагорном они были знакомы ещё с детства, только потом (Твоё имя) пропала. Вернулась лишь тогда, когда Гэндальф позвал её участвовать в войне. На что та, ответила с превеликим удовольствием.

Они не сразу узнали друг друга. Оба повзрослели, изменилась походка и склад слов. Но улыбка и взгляд добрых глаз остался навсегда.

Девушка хотела уже завтра уходить от Арвен, она временно гостила у неё. Все думали, что (Твоё имя) погибла в той схватке, но ей удалось кое-как выжить. А ещё, она боялась остаться здесь навсегда, ведь любила Арагорна. (Твоё имя) знала, что её лучшая подруга любила его, наверное, и он тоже любил её. Она не хотела причинять себе больше боли. Эльфы любят один раз и на всю жизнь. Она сдалась без боя. Думала, что счастье подруги важнее. Думала, что сможет полюбить другого. Но она будет лишь искать похожего. Любим мы один раз, а потом ищем похожих людей.

- Я прошу тебя, милая (Твоё имя)! Арагорн совсем сам не свой. Он не смирился, якобы, с твоей потерей. Он любит тебя, не меня. И, если сейчас уйдёшь, то сделаешь мне ещё больше боли, - принцесса сжала кулаки от досады и протянула подруге кулон.

- О...откуда...он...у­...тебя? - Кое-как выдавливая слова из себя, спросила она.

­­

- Арагорн, попросил положить его на твою могилу. Он что-то значит для тебя? - Вопросила Арвен, беря себя в руки и отдавая кулон.

- Слишком долгая история, - (Твоё имя) пред подняла уголки губ, что было особым явлением, ведь девушка не улыбалась уж две недели.

- Я не тороплю. Но всё же, можно покороче?

- Это было тогда, когда мы дружили, ещё в детстве. Арагорн попросил сделать кузница вот этот кулон и разделить его надвое. Но, чтобы они соединялись и разъединялись. На них же какая-то надпись, а сзади наши инициалы и знак "плюс". Мой был золотой, а Арагорна чёрный. Это был подарок на мой день рождения. Из друзей у меня был лишь Арагорн, да и его семья. Его родственники меня радушно принимали. Он сказал мне: "Это половина моего сердца", - и отдал свою часть со своими инициалами, хотя, наверное, надо было по другому. И он продолжал: "Ты должна повесить его на шею. Я тоже повешу на шею эту часть кулона. Так, мы никогда друг друга не забудем. Договорились? Помнить всегда? Вечная память, только для нас двоих", - я согласилась и сразу же повесила этот кулон на шею. А он добавил, вешая свою часть с моими инициалами к себе на шею: "Если из нас кто-нибудь умрёт, то следующий последует за ним. Как тебе предложение?" - А я... - она резко замолчала. - Нет! Неужели...?! Арвен, когда коронация?

- Завтра на рассвете. Мы приедем поздней ночью, может даже когда коронация пройдёт. Что случилось? - она не на шутку забеспокоилась.

- Я согласилась с ним. Я "умерла" две недели назад. У нас есть время завтра до вечера. Иначе, Арагорна больше не будет. Теперь я понимаю, зачем он попросил это сделать. Он хотел, чтобы наши сердца были вместе. Видимо, я потеряла цепочку во время сражения. Чёрт! - Она одела кулон на себя.

- Он тебя любит, я же говорила.

- Он тебе ничего не говорил? Куда собирается после коронации?

- Говорил,
- согласилась принцесса, - Хотел ехать в Совет Мудрейших. Спрашивать про тебя. А потом, на твою могилу.

- Можем не успеть. Прикажи седлать лошадей! Надо спасти жизнь короля!


******

Прошло некоторое время после коронации. Начался пир. Все радовались новому королю и тем, что мир, наконец-то, спасён от лап тьмы.

Король стоял на балконе, задумчиво глядя в даль. Ему было не весело. Он потерял ту, что любил всем сердцем, и сейчас готов присоединится к ней. Но Леголас вёл себя странно, он сказал лишь это: "Не печалься друг мой. Твои печали уйдут, вместе с ветром перемен", - что это означало, он не знал.

Послышался стук каблуков. Арагорн обернулся и увидел, что перед ним стоит та, которая покорила его сердце. Сейчас она тяжело дышала, волосы растрепались, а платье было заменено на походное одеяние. Он сразу же обнял её, и понял, что это не сон.

- Жива, жива, жива, - повторял он, будто в бреду, прижимая (Твоё имя) ближе к себе, вдыхая родной аромат.

- Жива. Но кажется, это твоё, - она надела ему на шею часть кулона, немного отстранилась и улыбнулась.

- Но где же ты была?

- Мой король, я, всё это время, была у своей подруги Арвен. Хотела завтра отправляться в странствие.

- Ни куда ты не поедешь,
- сказал он. - Теперь ты будешь подле меня. Я больше не хочу тебя терять. И что ещё за "мой король"?

- А как я должна обращаться к Вам?


Он просто наклонился и поцеловал её. (Твоё имя), сначала удивилась, но потом ответила на поцелуй, позволяя его углубить. Воздуха не хватало и им пришлось отстраниться друг от друга.

- Люблю тебя, - сказали они синхронно и засмеялись.

Этот день был лишь их. У них будет ещё много времени, для того, чтобы побить вместе. Они будут наслаждаться каждым днём и ночью, проведённую друг с другом. А началось-то всё давным давно. Ещё в детстве.


Надеюсь, понравилось.
Пройти тест: http://beon.ru/test­s/1116-883.html
Прoкoммeнтировaть
пятница, 14 апреля 2017 г.
Тест: Неполноценная Юно Гасай... ТвОЯ бЕсТиЯ 18:02:40
­Тест: Неполноценная
Юно Гасай


Пожалуйста, не расстраивайся. Я знаю, что ты больше не слышишь. Это, должно быть, очень тяжело. Но тебе и не обязательно слышать. Я тут. Я могу не говорить. Давай писать чуть корявым подчерком друг другу в маленьком блокноте? Так интереснее и это отвлекает тебя от слез. Не хочу, что бы ты плакала. У тебя очень красивые глаза. Искристые, жизнерадостные, живые. Даже с таким дефектом, ты продолжаешь жить. Рисую маленькое сердечко. Ты звонко смеешься и подхватываешь идею с рисунками, продолжая выводить различные фигуры. Не поняла меня. Жаль. Ну и ладно. У нас еще много времени впереди. Я знаю. В моем кармане телефон с дневником будущего о тебе. Там сказано, что очень скоро мы будем вместе. Ради этого даже можно поучаствовать в глупой игре на выживание. Я стану Богом и смогу дать тебе все, что захочешь. Смогу вернуть тебе слух. А ты взамен будешь только моя.
Я прихожу к тебе в больницу каждый день. Сначала я корила себя, что не смогла уберечь, но потом начала находить свои плюсы. Я могу находиться рядом с тобой почти постоянно. Потребовалось немного времени, что бы отвадить твоих подруг от тебя. Мне жаль, что я расстроила тебя. Пришлось сказать, что они не хотят дружить с калекой. Но они не должны к тебе больше подходить. Ты не должна о них думать. У тебя есть я. Я лучше них. Лучше парней, что ранее пытались признаться тебе в любви. Я лучше всех.
Вчера я узнала, один смельчак решился прийти в больницу навестить тебя. Он, наверняка бы, принес каких-нибудь фруктов. Спросил про твое самочувствие. Посочувствовал. Одна мысль об этом заставляет меня его ненавидеть. Он не может приходить к тебе. К нам... Он не нужен тут. Прости, моя дорогая звездочка. Сегодня я приду не как обычно – задержусь на пару часов. Придется выловить этого смельчака и заставить его передумать о походе к тебе. Думаю, сломанная рука его переубедит. Как же хочется размазать его по стене этой вонючей подворотни. Чтобы не смел на тебя даже смотреть. Но ведь я не могу убить его. Эта весть, приукрашенная и преувеличенная новостями, может напугать тебя. Он останется жив. Пока что.
С удовольствием заскочу в ближайшую к больнице пекарню, куплю тебе красивое и сладкое пирожное, в качестве извинения за задержку. Лучшее, что я могу наблюдать, это твой сияющий взгляд. Никому тебя не отдам. Никому не позволю думать о тебе. Ты только моя.
Ведь я так сильно люблю тебя~
Пройти тест: http://beon.ru/test­s/1116-752.html
Прoкoммeнтировaть
среда, 12 апреля 2017 г.
Тест: Внезапное пробуждение[Fairy Tail] #1 Нацу Драгнил -Жарко... ТвОЯ бЕсТиЯ 20:50:25
­Тест: Внезапное пробуждение[Fairy Tail]
#1


Нацу Драгнил

-Жарко... -тихо прохрипел я, приоткрыв глаза. Рядом со мной лежала она. Именно та девушка, которую я так давно добивался. Подушкой ей послужила моя рука. Она крепко обнимала меня и, по всей видимости, ей снилось что-то не очень хорошее. Я провел рукой по ее волосам. Они у нее словно шелк. Откинув волосы, я поцеловал ее шею. Затем поцеловал плечо. Ее бархатная кожа и приятный аромат, исходящий от тела, сводили меня с ума. Я, потеряв контроль над разумом на долю секунды, слегка прикусил мочку уха.
-Нацу?! - Сонно спросила она.
-Разбудил?! Прости. Спи. - Я обнял ее и лег. Она тут же заснула, а я никак не смог заснуть. Девушка, которая сейчас смысл моей жизни, лежит рядом и так мило сопит на моей груди. Счастье буквально разрывало меня на части. Я улыбался, как дурак и никак не мог поверить в реальность. Я стал задумываться о будущем. Нашем совместном будущем. Но что будет дальше, я не знаю, а пока я просто продолжил наслаждаться близостью с моей любимой.

­­
Пройти тест: http://beon.ru/test­s/1077-434.html
Прoкoммeнтировaть
Тест: Вечер рассказов~ Такая... ТвОЯ бЕсТиЯ 20:45:02
­Тест: Вечер рассказов~ [UnderAU]
Такая невинная любовь~ [UnderTale Papyrus]



­­

- Человек, скорее! Ты замёрзнешь, если будешь стоять на месте! – громкий оклик Папируса вырывает тебя из пелены твоих размышлений. Нежно улыбаешься, смотря на взволнованного скелета. Однако тут же понуро опускаешь голову, как только он поворачивается к тропинке, намеренный продолжить свой путь. Тебе же остаётся только томно и обречённо вздохнуть, следуя за любителем головоломок. Кто бы знал, как сильно ты привязана к нему. Хотя поначалу ты и считала его глупым и наивным. Со временем на тебя снизошло осознание того, что он не наивен, а невинен. Не испорченный злостью, желчью и завистью. Он всегда мыслил позитивно и искал плюсы в самых прогнивших и безысходных ситуациях. И находил. Чем немало удивлял тебя, так отвыкшую от того, что кто-то может бескорыстно помогать ближнему, не думая о своей выгоде. Попав в Подземелье, ты сразу поняла, что большинство монстров ведут себя куда более человечно, чем все люди вместе взятые. И Папирус был одним из первых, кто доказал тебе это. Он помогал тебе, чем только мог, когда ты пыталась выбраться. Кормил тебя спагетти. И, пусть вкус у них был не особо съедобный, тебя поразил сам жест бескорыстия. А уж чего стоило ваше «свидание». Как он краснел, когда ты касалась его руки. Как ты сдерживала смех, пока он читал ту самую книжку, взятую в библиотеке. Сколько времени прошло с того момента. Ты и представить не могла. Сбилась со счёту. Однако, ты ни разу не пожалела о том, что решила остаться здесь, в окружении монстров. Рядом с ним…

- Человек! Ты идёшь слишком медленно, - серьёзно говорит скелет, подходя к тебе. Ты виновато улыбаешься, прикрывая глаза. Но не успеваешь ты извиниться, как чувствуешь, что твои ноги отрываются от земли. Удивлённо распахиваешь глаза, переводя взгляд на любителя головоломок. – Так будет гораздо быстрее! – довольно произносит скелет. Он с такой лёгкостью поднял тебя на руки, что ты на секунду растерялась. Но осознание твоего положения, подстегнуло твой спящий стыд. Щёки моментально налились кровью, и ты поспешно замотала головой.

- Н-нет! Всё в порядке, я могу идти сама, - ты пытаешься встать на ноги, но твой друг просто игнорирует твои попытки, упрямо шагая по заданному маршруту.

- Великий Папирус не может столько ждать! Я способен донести человека до самого города, - с гордостью в голосе ответил скелет. Ты на секунду замерла. Но тут же мягко улыбнулась. Ты знала, что если он что-то решил – его не переубедить. Вот только находиться столь близко к объекту обожания, было выше твоих сил. Да, именно объекту обожания. Как бы не старалась ты убедить себя в том, что Папирус – просто друг, своё сердце не обманешь. Когда именно ты стала чувствовать к нему что-то столь нежное и тёплое? Ты не знала. Просто однажды поняла, что его доброта и столь забавная манера поведения тебя покорили. Ты не спала ночами, мучаясь от бессонницы и грезя о том, что когда-нибудь ты сможешь открыть свои чувства и получить в ответ взаимность. Ты не могла смотреть на улыбку «друга» и краснела, когда он обнимал тебя. Даже случайные прикосновения вызывали у тебя дрожь. Но он, казалось, совершенно не замечал этих странностей. А ты мучилась, но продолжала натянуто улыбаться. Пусть и не в качестве его возлюбленной, но ты была рядом с ним. Хотя и позиция друга тебя не совсем устраивала…

_-_-_Дом Санса и Папируса. Три часа спустя._-_-_

- Я же говорил, что тебе не стоит столько стоять на морозе, - досадливо протянул Папирус, глядя на градусник. Как ни банально, но ты умудрилась простыть после вашей с Папирусом прогулки. Теперь ты, шмыгая носом и виновато улыбаясь, занимала кровать своего друга, пока последний искал то, чем можно сбить температуру.

- Я в порядке, - упрямо заявила ты, поднимаясь с кровати. Однако, как только ты оказалось на ногах, перед глазами резко потемнело, а голова закружилась. От падения тебя спас объект твоего обожания, моментально оказываясь рядом и помогая тебе снова лечь в кровать. Недовольный взгляд скелета заставил тебя стыдливо отвести взгляд. – Поняла. Больше никуда не иду, - покорно протянула ты, откидываясь обратно на подушку. Судя по довольному хмыканью скелета, его твой ответ вполне устроил.

_-_-_Дом Санса и Папируса. 3:15_-_-_

Ты снова мучилась от приступа бессонницы, переворачиваясь с боку на бок. Бесплодные попытки уснуть, не приносили никаких результатом. Но на этот раз дело было не только в твоих биологических часах. Тебя больше волновал тот факт, что ты занимаешь кровать своего «друга», пока последний ютится на диване в гостиной. Он настоял на том. Чтобы ты осталась на ночь, поскольку даже к вечеру температура спала не до конца. Сколько бы ты не отнекивалась, говоря, что всё в порядке и до дома ты дойдёшь, Папирус только недовольно восклицал, что он должен заботиться о тебе. Эти слова грели твою душу до самого вечера. Новый спор зародился, когда пришло время сна. Любитель головоломок настаивал на том, чтобы ты осталась в его комнате, поскольку диван в гостиной не очень удобный. Ты же, не хотела занимать чужую комнату без веской причины. И тогда Папирус привёл последний аргумент: «Великий Папирус не позволит своему другу спать на этом неудобном диване! Тем более с твоим самочувствием…» Ты и фразу-то не дослушала, поскольку слух упрямо цеплялся за слово «друг». Слышать это от него, было как минимум невыносимо. Понуро опустив голову, ты согласно угукнула, сухо пожелав спокойной ночи удивлённому скелету. Остаток ночи проходил без сна. А тем временем на часах уже больше трёх. Вздыхаешь и переворачиваешься на спину, прикрывая глаза. И тут же удивлённо замираешь, слыша, как тихо приоткрывается дверь. Едва слышные шаги раздаются совсем рядом и вскоре стихают. Ты всё ещё не решаешься открыть глаза, прислушиваясь к каждому звуку. Однако едва не впадаешь в панику, когда кровать немного прогибается под чужим весом. Кто-то только что сел на край твоей кровати.

- Эй, человек. Ты спишь? – распахиваешь глаза, узнав столь знакомый голос. На краю кровати, которая на сегодняшнюю ночь досталась тебе, сидит Папирус, внимательно вглядываясь в твоё лицо.

- Нет, - тут же выдаёшь ты, принимая сидячее положение. Скелет молчит, что сильно удивляет тебя. Судя по тому, что он не спит, что-то случилось. Его явно что-то беспокоило.

- Я так и думал. Поэтому и пришёл… - скелет замолкает, но лишь на пару секунд. Твои глаза привыкли к темноте, поэтому ты отчётливо видишь то, что происходит с объектом твоего обожания. – Ты злишься на меня, человек? – в голосе скелета сквозит горечь, и даже немного испуга. Ты поражённо замираешь.

- Нет. Конечно, нет! С чего ты взял? – спрашиваешь ты. Скелет берёт тебя за руку, отчего по твоему телу пробегает лёгкая дрожь.

- Ты вела себя странно, когда я сказал, что уступаю тебе комнату, - тихо начал объяснять Папирус. – Я сделал что-то не так? Если я тебя обидел, скажи мне! Я исправлюсь, обещаю! Только, пожалуйста, не злись, - голос твоего собеседника становится всё тише. А ты не можешь поверить в услышанное. Ты и не думала, что он заметит этот скачок настроения. Но он заметил. Заметил, и решил, что сделал что-то не то. Что обидел тебя чем-то. И ты упрекала себя за то, что не смогла сдержаться. – Пожалуйста, не молчи! Прости, если я сказал что-то не то, - в голосе Папируса слышится едва ли не мольба. Кажется, ещё немного, и он расплачется. И от этого у тебя как-то защемило в груди. Он совсем не похож на тебя. Извиняться нужно было только тебе. Только ты собиралась ответить, как скелет потянул тебя к себе за руку, которую всё ещё сжимал в своей ладони. Одно неосторожное движение. Ты просто не успеваешь сконцентрироваться.­ Поцелуй. Едва ощутимый. Быстрый. Случайный. Но всё же поцелуй. Теперь для тебя главное не упустить момент и признаться в своих чувствах. Несмотря на удивление и смущение, он ответит взаимностью и заключит тебя в объятия. И тогда ты узнаешь, что не только тебя мучила бессонница и уверенность в том, что любовь безответна. Что Папирус заботился о тебе не как о друге, а как о своей возлюбленной. Что теперь, когда всё прояснилось, он никуда тебя не отпустит. Что он любит тебя и благодарен судьбе за то, что это взаимно…


Я и правда старалась над тестом. Жду критику и комментарии))) - http://akemina.beon­.ru/0-459-moi-testy.­zhtml

Пройти тест: http://beon.ru/test­s/1116-731.html
Прoкoммeнтировaть
вторник, 4 апреля 2017 г.
Тест: Впервые обнажены телами и душами [Assassin's Creed] Альтаир ибн... ТвОЯ бЕсТиЯ 21:18:06
­Тест: Впервые обнажены телами и душами [Assassin's Creed]
Альтаир ибн Ла-Ахад:


Полумрак окружил вас со всех сторон, когда ты прерывисто задышала в тишине, чувствуя даже через ткань своей одежды, как горячие пальцы Альтаира скользят к краю твоего платья, медленно снимая ткань с твоей кожи. До этого самого момента, когда почти золотистые глаза ассасина напротив жадно очерчивают каждый изгиб твоего тела, тебе никогда не приходилось обнажатся перед мужчиной. Это было волнительно, а контраст горячих пальцев и прохладного воздуха пускал по спине стайку мурашек, но ты уже давным-давно полностью открыла перед Альтаиром душу, поэтому с удивительной прытью перешагнула упавшую на пол ткань и схватилась за ремни для оружия, ловко расстёгивая те немного трясущимися пальцами.
Кончики ваших носов почти соприкасались, ассасин как заворожённый наклонял голову вслед за твоей, чтобы вдыхать твоё дыхание, и почти неосознанно помогал тебе избавить себя от одежды. Ты медленно прикрыла веки, щекоча губы мужчины ресницами, прежде чем прижаться своими губами к самому нижнему кончику шрама на подбородке, медленно поднимаясь выше. Ты впервые целовалась к кем-то нагой, когда накрыла ладони Альтаира своими и обняла себя его руками, ближе прижимаясь своей грудью к груди ассасина.
Той ночью, опустившись на шёлковые простони и закутанные в шелка подушки, ты ни разу не позволила себе отвести от лица любимого мужчины глаз, даже когда он опустился с поцелуями к низу твоего живота, даже когда от неприятной боли вцепилась ногтями в смуглые плечи, даже когда он крепко уснул в твоих объятиях, а ты не могла сомкнуть глаз, наслаждаясь его горячими руками вокруг твоего тела.


­­

Ваше мнение мне важно: http://nastyahka.be­on.ru/43995-587-test­y.zhtml
Пройти тест: http://beon.ru/test­s/1116-645.html
Прoкoммeнтировaть
суббота, 1 апреля 2017 г.
Тест: Доброе утро [91 Days] ~ Темную комнату снова озарил яркий свет... ТвОЯ бЕсТиЯ 20:38:36
­Тест: Доброе утро [91 Days]
~


Темную комнату снова озарил яркий свет, завлекая за собой характерный раскатистый грохот. Было уже утро, но за окном по-прежнему была серая, гнусная темнота. Снова оглушающий гром и яркий свет молнии. Жмуришь глаза, и крепче прижимается к теплому телу мужчины, от чего щёки ярко поалели. Иногда ты просто ненавидела свою такую надоедливую фобию, что ставила тебя в самые неловкие ситуации, как и в этот раз.
Ужасно смущаясь, ты осторожно, совсем безумно подошла к двери. Тихо, будто бы ты делала это лишь ради того, чтобы убедить саму себя в том, что тебе никто не поможет, постучала костяшками пальцев по гладкой, деревянной поверхности, даже не ожидая ответа. Вздохнув, и уж было, собравшись, развернутся и уйти, ты услышала сонный голос наследника Ванетти, "Войди"
Сглотнув, ты неуверенно надавила на лакированную ручку двери и открыла дверь, набрав воздуха в легкие и собираясь объясниться, но голос предательски дрожал, а щёки краснели, будто ты собиралась предложить нечто неприличное.
Н-Неро... – начала ты, вздохнув и упирая взгляд в пол. – Можно я сегодня буду спать тобой?
Понимая, как это звучало среди ночи, ярко вспыхиваешь.
Ты все не так понял! – быстро тараторишь.
Конечно, вместе вы были уже довольно долгое время, но дальше поцелуев и объятий не доходило. "До свадьбы ни-ни".
Слышишь мягкий смех мужчины, и поднимаешь на него свой взгляд. Видишь, что он попахивает рукой, как-бы подзывая.
Да понял я.

Вспомнив то, как сама потерпела крах, снова стыдливо краснеешь, поднимая голову и смотря на Ванетти. Такой идеальный. Осторожно, стараясь не разбудить того, мягко обнимаешь, прижимаясь ближе. Снизу вверх не очень хороший обзор, но позволял разглядеть его черты. Жидкие, как говорил он "подобающие мужчине" ресницы, нос горбинкой, потрескавшиеся губы и небольшая родинка на уголке рта, в чем была его схожесть с какой-нибудь театральной домой голубой крови, что специально рисовали их. Улыбаешься, совсем забывая про уже успокаивавшуюся грозу, не сдержав эмоций, пылко обнимаешь его. Чувствуешь, что тело начало шевелиться, а его крепкие руки опустились на твою талию. Удивленно подумаешь голову, пересекаясь взглядом с нежными, небесными глазами мужчины, что мягко улыбаясь, с ноткой заинтересованности смотрел.
Д-доброе утро


­­
http://londonstrit.­beon.ru/0-4-moi-tvor­enija.zhtml
Пройти тест: http://beon.ru/test­s/1116-614.html
Прoкoммeнтировaть